Киноафиша →

Однажды в городке Z → История № 13

Однажды Андрей Николаевич Кислицын спал, и снился ему странный сон. Как будто идёт Андрей Николаевич один ночью по площади и видит десятки знакомых и незнакомых припаркованных машин, а в самом центре площади — большой чёрный шатёр. Андрей Николаевич очень удивился и стал думать, что это за сборище могло случиться ночью, без его, Андрея Никлаевича участия.

Он подошёл ко входу в шатёр, потянул тяжёлую ткань в сторону и шагнул в темноту.

Когда глаза мэра немного привыкли к отсутствию света, он понял, что стоит возле барьера, что справа и слева от него тоже стоят люди, и что поджилки как-то нехорошо, предательски, не по-мэрски, начали подрагивать.

— Кто здесь? — спросил Андрей Николаевич тихо, хотя ему вдруг захотелось громко и грязно выругаться.

— Это мы, — ответили хором собравшиеся.

— Кто это мы? — сердито спросил Андрей Николаевич.

— Мы — это мы, — ответила толпа, и Андрей Николаевич ухватился руками за барьер.

Центр комнаты осветил столб света, и Андрей Николаевич понял, что под шатром, который изнутри оказался гораздо просторнее, нежели казался изнутри, вкруг за небольшим барьером выстроились десятки людей, лиц которых, впрочем, разобрать было нельзя.

— Два миллиона и пятьсот тысяч — раз, — раздалось откуда-то из центра.

— Три миллиона, — негромко произнёс невысокого роста человек с явной залысиной.

— Три пятьсот, — крикнул как всегда весёлый и, кажется, немного пьяный голос откуда-то справа.

— Восемь, — обладателя малиновой рубашки, наглого голоса и золотых часов, сделавшего максимальную ставку, казалось осветило белым светом из глаз невысокого человека с залысиной.

Андрей Николаевич громко сглотнул и тут же почувствовал, что все взгляды обратились на него.

— Это… — неуверенно начал он. — Вот, триста рублей у меня только, отвалите, ага?

— А десять миллионов куда дел? — ядовито произнёс под ухом Андрея Николаевича женский голос и он понял, кто стоит справа. — Десять миллионов давай.

— И ещё 224 тысячи за бобмоубежища, — хихикнул человек с залысиной.

Андрей Николаевич с надежной посмотрел в сторону малиновой рубашки, но та, в компании ещё двоих, поспешно отступила совсем уж в глубокую тень.

— А не пошли бы вы все на… — начал было громко думать Андрей Николаевич и внезапно проснулся.

Аукцион тем временем продолжался. Торговали лояльностью.

Докатились: