Киноафиша →

Однажды в городке Z → s02e02

Однажды глава провинциального городка Z Василий Николаевич Ланских, вернувшись с тайного корпоративного мероприятия, проходившего в том самом подземном бункере в десяти километрах от Екатеринбурга, припарковал свой мэрский автомобиль возле собственного дома. Он перегнулся через сиденье и взял с заднего кресла бумажный пакет с едой из фастфуда. Василий Николаевич посмотрел в зеркало заднего вида, улыбнулся и погрозил своему отражению пальцем. Усевшись поудобнее, он вынул из пакета картонную коробочку, открыл её и достал большую обсыпанную зёрнами кунжута булку с котлетой. В тот самый момент, когда Василий Николаевич уже было приготовился её укусить, в боковое стекло неровно постучали.

Возле водительской двери по щиколотку в грязи стоял мужик. Мужик недобро смотрел на Василия Николаевича и почему-то немного неритмично покачивался. Василий Николаевич на сантиметр опустил стекло. В машине запахло перегаром и весной. Мужил выкатил губу и изобразил презрение, всем видом давая понять, что сантиметр это оскорбление.

«Я никого не боюсь», — подумал Василий Николаевич и молча опустил стекло ещё чуть-чуть. В то же мгновенье в голове у него послышалось уже знакомое звякание, а через несколько секунд развязный голос торопливо произнёс: «Совсем открывай, этот не отстанет». Василий Николаевич на всякий случай огляделся, вздохнул и опустил стекло совсем.

— Ты чё это делаешь? — спросил Василия Николаевича мужик, качнулся и указал на булку. — Американский бутерброд?

Василий Николаевич посмотрел на мужика, потом на будетрброд, потом снова на мужика. Мужик вдруг шагнул вперёд и сделал угрожающий жест.

— Эй-ей, полегче — оторопел Василий Николаевич, протянул руку в окно и отпустил булку. Булка ударилась о поверхность и медленно опустилась в жижу примерно наполовину.

— Специально покупаю, чтобы втаптывать проклятые гамбургеры в грязь, — отведя взгляд пояснил он. — Развлекаюсь я так.

Голос в голове у Василия Николаевича восхищённо охнул. Лицо мужика на мгновение просветлилось. Василий Николаевич поднял стекло и вышел из машины. Мужик сделал два шага назад и вдруг заорал.

— Ты что же это! — здесь Василий Николаевич услышал незнакомое слово. — Поганый американский бутерброд втаптываешь в святую русскую землю?!

— Да какая там земля, — Василий Николаевич махнул рукой. — Это же парковка: под землёй — асфальт. Ну, не буду же я — мэр — парковать машину на газоне, логично?

Голос в голове у Василия Николаевича вдруг простонал: «Ой, дурак». Мужик поднял руки, опустил их, воскликнул: «Ага!» и всеми доступными выразительными средствами продемонстрировал радость узнавания.

— Мэр! — надрывался он, и Василий Николаевич услышал ещё несколько незнакомых слов. — То-то я смотрю — рожу отъел на американских бутербродах…

Василий Николаевич оскорбился, но начал пятиться.

— Голосуешь за худого… — продолжал голосить мужик. Василий Николаевич повернулся и быстрым шагом направился к подъезду.

— Через год смотришь, а у него рожа, что моя… — Василий Николаевич перешёл на бег, скрылся за дверью, и не слышал последнего слова.

Докатились: