Киноафиша →

Новости → Поселок Муранитный. 10 лет спустя…

Размышления у «парадного подъезда» Муранитки… Только вот подъезд отнюдь не похож на парадный…

Десять лет назад воинская часть покинула территорию, оставив после себя «наследство», которое ржавеет и рискует взлететь на воздух. На днях наш внештатный репортёр побывал в этом «богом забытом уголке» и написал свои впечатления от поездки…

Попросите таксиста отвезти вас на улицу 50 лет ВЛКСМ. Девять из десяти спросит: а где это? А десятый, назовет сумму, в два раза превышающую обычную стоимость проезда по Заречному. Тем не менее, эта улица находится в нашем городе.

Чьи вы, хлопцы, будете?

У ворот бывшего КПП меня встречает житель поселка Анатолий Геннадьевич Кудрявцев. Выясняю, что по улице 50 лет ВЛКСМ расположены шесть многоквартирных домов, в которых проживает около пятисот человек. В основном это бывшие военнослужащие и приезжие специалисты, получившие служебное жилье. «По сути, мы жители города, — говорит Анатолий Геннадьевич, — но только по сути. Потому что де-юре мы ничьи. Согласно жилищному кодексу, нам необходим договор на обслуживание. Его у нас нет. Также до сих пор не ликвидирован „ТСЖ Муранитный“, и нет договора на обслуживание с „ЖКХ сельские территории“. Де-факто получилось аж две управляющие компании. Юридический коллапс, своего рода».

С чего начинается Родина

«А давайте вернемся назад, я покажу вам, с чего начинается поселок», — предложил Анатолий Геннадьевич. Пройдя метров 30 от забора, он указал на участок леса с высокой травой. «Вот сюда стекают все наши нечистоты. Пока сухо и прохладно, здесь прилично выглядит и пахнет, но в другое время без противогаза тут ходить невозможно. Более того, рядом в 15 метрах проходит силовой кабель 10 кВ. Пока еще его не замкнуло… — задумчиво произнес Анатолий Геннадьевич. — Обещали к ноябрю поставить очистные сооружения, но какой в этом смысл? Канализационные трубы в поселке „раздавлены“. Весной вода вместо того, чтобы уходить в канализацию, наоборот, поступает из канализации и заливает все вокруг. Администрация, говорит, денег на ремонт нет, но собирается ставить очистные сооружения. Где логика?»

Живут деревья 40 лет. Теплотрассы меньше

Крыши домов давно уже напоминают самы настоящие джунгли… Только обезьян не хватает…

Вернувшись в поселок, я обратил внимание на деревья, растущие на крышах домов. На мой вопрос Анатолий Геннадьевич только пожал плечами: мол, а что вы хотите? «За десять лет, что прошло после ухода отсюда военных, администрацией не было вбито ни единого гвоздя. Только три недели назад ЖКХ сельской территории начало работы по замене кровли на доме № 11».

«Да Бог с ними, с крышами, посмотрите, что у нас с теплотрассой делается! — Анатолий Геннадьевич обратил мое внимание на ажурную конструкцию из ржавых металлических труб, накрытых кусками ткани, — это называется подготовкой к зиме».

Вспомнились цифры из доклада министра энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Ю. Шевелёва, на которые я случайно наткнулся во всемирной паутине. По информации руководителя, на сегодняшний день уровень готовности области к зиме составляет более 76 процентов. Как ни печально констатировать, но, похоже, п. Муранитный в этот процент не вошел.

Дом, который построил ЖЭК

Газовые трубы проржавели насквозь. А если рванёт, то газовики до Муранитки будут добираться долго. Как и скорая помощь...

«А это подвод газа в квартиры. Обратите внимание на состояние труб. Они же проржавели насквозь! Вы можете себе представить, что будет, если произойдет утечка?» — негодует Анатолий Геннадьевич. Я зажмурился и представил. При условии, что аварийная газовая служба находится только в Заречном, говоря словами моего гида, никому мало не покажется.

«А вот дом № 8. В нем недавно была авария. Дом обесточили. Приехала аварийная бригада, на скорую руку бросили по воздуху времянку от соседнего дома. Так она и висит до сих пор, покачиваясь на ветру и рискуя либо оборваться, либо оторвать часть плиты, за которую ее прикрепили. Остальные кабельные линии электросетей тоже в аварийном состоянии. После ухода воинской части их никто не ремонтировал».

«А вот внутридомовая разводка холодной и горячей воды, сделанная из разнородных труб. В результате во многих квартирах пластик раздулся».

Водичка с площади или с околицы?

«Головная боль жителей, — повествует далее Анатолий Геннадьевич, — водонасосная станция, на которой подъем холодный воды со скважины выполняется последним, пока ещё остающимся в живых насосом. И замены ему в случае летального исхода нет и не предвидится. И вся станция не рассчитана на такое количество потребителей. Между тем, ООО „Виза-Вест“ — коммерческая организация выкупившая объекты, ранее принадлежавшие Министерству обороны — тоже активно использует воду со скважины. В результате не хватает давления, и жители верхних этажей остаются без воды. Так как в котельной стоит один счетчик, то количество общей потребленной воды раскидывается на жителей. С началом отопительного сезона неучтенная горячая вода тоже будет уходить на объекты „Виза-Вест“, — считает Анатолий Геннадьевич. — Кстати, водонасосная станция стоит открытая. Доступ туда не ограничен. Любой может зайти, открыть люк, высыпать, к примеру, пакетик пургена и результат всем очевиден».

Может это дым котельной, может это страх метельный

«Наша „гордость“ — газовая котельная. — Глаза моего визави заблестели, то ли от умиления, то ли от навернувшейся слезы. — В ней нет ни одной резервной емкости. При прекращении подачи воды должен быть резервный источник, за счет которого котельная должна плавно выходить из работы. На сегодняшний день, если в котельную перестанет поступать вода, последствия будут непредсказуемыми…»

Следует отметить, что летом в поселке горячей воды не бывает. ЖКХ сельской территории отключает ее за долги. Главные должники — квартиросъемщики. Основной жилфонд принадлежит администрации, а значит это в ее компетенции. Но никакой работы с должниками не ведется.

А кто-то во дворе, со мною рядом, сквозь мусор видит золотое дно

Обойдя поселок по кругу, мы наткнулись на контейнеры с мусором. «В прошлом году гора из мусора была высотой с двухэтажный дом, — говорит Анатолий Геннадьевич. — Но спасибо Константину Шифу, поставили контейнеры. Не совсем удачное расположение, правда, и вывоз мусора безобразный, но и на том спасибо».

Возвратившись в поселок, Анатолий Геннадьевич обратил мое внимание, что в поселке в принципе отсутствует уличное освещение. Покосившиеся, ржавые столбы, с исковерканными плафонами действительно не светили.

Уже прощаясь, Анатолий Геннадьевич, посетовал, что неплохо бы иметь в поселке свой медицинский пункт. У нас и в округе живет много пожилых людей. Кому укол поставить, кому давление померить…

Мы простились, и я, решив сделать еще пару снимков, задержался у КПП. В объектив попала фигура человека, удаляющегося в сторону жилых домов. Анатолий Геннадьевич шел медленно, шагом уверенного в себе, но безмерно уставшего человека. Простого человека, в который раз пытавшегося пробить стену непонимания и безразличия чиновников. Неравнодушного человека, привыкшего работать и жить не за страх, а за совесть.

Я подумал о том, как странно устроены люди. Те, кому положено быть ответственным и отвечать за благополучие — не делают этого. Другие же, напротив, не имея никаких полномочий и возможностей, каждый день пытаются это благополучие привнести.

А еще я узнал, где находится «Богом забытый уголок»…

Докатились: