Киноафиша →

Новости → Есть у революции начало…

Отмена выборов главы города

Статус Главы города становится всё более и более призрачным?..

Итак, через 10 дней, 21 ноября, городская власть намерена выслушать народное мнение на тему, каким же образом нам отныне выбирать самого главного в Заречном градоначальника. Я пишу эти строки 11 ноября, и до позавчерашнего дня был уверен, что на эту тему уже столько написано, рассказано, спето и сплясано, что народу это уже просто осточертело (мне, кстати, тоже). Тем не менее встретил меня позавчера один знакомый из числа, в общем-то, вполне здравомыслящих и активных жителей города и спросил: а чего это там опять за заварушка по поводу Устава города? Почему вы народу ничего не разъясняете: какие публичные слушания? Кого и зачем слушать будем?..

Некоторое время я был в шоке. И думал вот о чём… В общем-то понятно, что для большинства нашего народонаселения подобные темы уже давно неинтересны. Дескать, да какая разница, какую мы власть имеем?!. Из такого вот состояния покоя наш «гражданин» выходит исключительно только тогда, когда его власть тоже начинает «иметь». Вот тогда-то наш среднестатистический «гражданин» начинает кричать, звонко бить себя в грудь и доставать из широких штанин дубликатом бесценного груза… А если кто-то всё-таки не утерял желания и возможности думать, то вот для них и написал я эту статью. Может быть, она поможет разобраться…

Какой была «конституция» при Леонтьеве

Если вспомнить историю, то Заречный с 1996 года пережил по крайней мере два варианта нашей местной демократии. Почему именно с 1996-го? Потому что в том году прошёл референдум, на котором были заложены основы нашего местного самоуправления. Во-первых, на карте мира появилось наше территориальное образование в лице города Заречного и четырёх ближних деревень, а во-вторых, была принята местная «конституция», в которой прописана вся схема управления городом и взаимоотношений между жителями и властью. Таким образом, мы как бы стали маленьким государством в государстве. И даже получили некоторую независимость от Москвы. По крайней мере в тех вопросах, которые касаются лично нас.

В 1996 году мы приняли такую «конституцию», по которой наше маленькое государство оказалось очень жёсткой «президентской» республикой

Так вот, первоначально, в 1996 году мы приняли такую «конституцию», по которой наше маленькое государство оказалось очень жёсткой «президентской» республикой. Наш тогдашний «президент» Георгий Леонтьев избирался всем народом. Одновременно он имел свой голос в думе (это как бы наш местный «парламент») и руководил администрацией города (это как бы наше «правительство»). Более того, Георгий Леонтьев получил право даже накладывать вето на некоторые решения думы, если полагал, что это может принести городу вред. То есть полнота почти всей местной власти была сконцентрирована по «конституции» в руках всенародно избранного главы (иногда его ещё называли мэром).

2003 год: первая революция

Сбой этот механизм дал сразу после того, как в «президенты» был избран новый человек — Юрий Олексин. После того, как Юрий Николаевич поссорился и с местной думой, и с БАЭС, вдруг обнаружилось, что управы на него со стороны населения почти нет: вся власть сконцентрирована у него, а уволить главу с должности невозможно. Тот период времени я назвал «дворцовыми войнами», и именно в результате этих войн родилась первая наша «революция»: собралась группа противников Олексина и, пользуясь поддержкой большинства депутатов думы, придумала совершенно новый вариант нашей «конституции», по которой избранный всем народом глава города уже терял свой главный рычаг управления — он уже не имел права возглавлять администрацию (то есть «правительство») и становился председателем думы. Иными словами говоря, «президент» терял возможность единолично распоряжаться бюджетом — именно в этом и состоял главный момент «революции» 2003 года. То есть, по сути, это была своего рода «защита от дурака» — чтобы свести к минимуму влияние одной личности на жизнь всего города.

«Президент» терял возможность единолично распоряжаться бюджетом — именно в этом и состоял главный момент «революции» 2003 года

Таким образом, наше «государство» из жёстко «президентского» превратилось в более умеренное — «президенстко-парламентскую республику». Кстати, примерно такую схему мы сейчас наблюдаем в Российской Федерации: есть всенародно избранный президент, есть государственная дума, есть правительство со своим председателем в лице премьер-министра. У нас после революции 2003 года тоже был введён статус «премьер-министра». По местному эту должность официально назвали «главой администрации», однако журналисты, дабы не путать эту должность с «главой города», сразу окрестили его неофициально «сити-менеджером». По Уставу этого самого сити-менеджера нанимает дума по конкурсу и дума же может его в любое время сместить с должности (что, к примеру, и произошло потом с Вячеславом Быковым).

Долгое сопротивление «контрреволюционера» Кислицына

Не могу не отметить, что хотя революция произошла у нас ещё в 2003 году, но окончательно новая схема управления городом была принята только в 2007 году. А случилось это потому, что пришедший к власти в сентябре 2003 года Андрей Кислицын вдруг объявил, что не признаёт такую революцию и будет править городом так, как правили его предшественники, то есть он будет сам, без всяких сити-менеджеров, возглавлять администрацию. И только в этом случае он может нести ответственность перед избравшими его жителями города.

Андрей Кислицын вдруг объявил, что не признаёт такую революцию и будет править городом так, как правили его предшественники

Так как же всё-таки править: по новому или по старому Уставу? Война за это шла до декабря 2007 года. А закончилась она накануне вторых выборов Кислицына — он всё-таки согласился принять новую форму правления: оставить должность руководителя администрации наёмному сити-менеджеру, а самому стать председателем думы. В обмен на это согласие он получил на своих выборах в 2007 году и поддержку области, и поддержку БАЭС. Этим самым начатая в 2003 году революция завершилась победой депутатов.

Надо отметить, что Андрей Кислицын, будучи на должности «парламентского президента» достаточно профессионально и адекватно управлял городом, хотя злые языки утверждали, что он ничего не потерял, поскольку нанятый сити-менеджер (сначала в лице Вячеслава Быкова, а потом в лице Дмитрия Погорелова) полностью всё это время были в его подчинении.

2011 год: вторая революция

А вторая революция началась уже в мае этого года, когда Андрей Кислицын вдруг объявил, что намерен вынести на думу вопрос об отмене всенародных выборов главы. По мнению Андрея Николаевича, если мы взялись делать «парламентскую республику», то давайте делать это до конца — то есть пусть «президента» уже не народ выбирает, а сами депутаты из своего состава. А народу оставить только право выбирать депутатов думы.

Нельзя сказать, что очередная революция лишена логики. Основная власть де-юре концентрируется в руках депутатов, которых выбирает народ. Эти депутаты из своих рядов выбирают главу города, а потом все вместе они назначают по конкурсу сити-менеджера (главу администрации). Паче того, любой момент депутаты могут убрать с этих должностей обоих глав, если те вдруг начнут что-то где-то «косячить».

Стало ясно, что всем процессом второй революции на самом деле управляет даже не Кислицын

Однако ж, «есть у революции начало, нет у революции конца» — и в этот раз новшества встретили серьёзное сопротивление. Во-первых, достаточно жёстко по этому поводу высказался летом этого года директор БАЭС Михаил Баканов. Но Баканова быстро «дезактивировали» через нажим из области, после чего стало ясно, что всем процессом второй революции на самом деле управляет даже не Кислицын, а областные структуры.

В результате революция, начатая Кислицыным, превратилась в наиболее вероятный исторический процесс. Депутаты поддержали Андрея Николаевича, дело осталось только за народом — одобрят или не одобрят это дело простые жители Заречного? Ведь, по сути, у них отбирают право выбирать главного градоначальника, к которому потом можно будет прийти на приём, постучать себя в грудь и заорать: «да я за тебя голосовал!..» После чего попросить о чём-нибудь…

Верхи хотят, а низам некого…

Надо заметить, что предложенная Кислицыным новая схема «окончательно парламентсткой республики» имеет не только плюсы. Если же говорить о минусах, то аналитики отмечают ряд моментов. Например, повышается уровень возможной коррупции среди депутатов — достаточно будет подкупить две трети думы, чтобы обеспечить себе место «президента». Кроме того, нельзя забывать, что с весны следующего года жители Заречного будут только десять из двадцати депутатов выбирать прямым голосованием — остальные пройдут в думу по партийным спискам. Если же учесть, что самый большой ресурс для выборов находится в руках у «Единой России», то есть вероятность получить в думе засилье единороссов.

А тот факт, что Андрей Кислицын является в Заречном одновременно и главой города, и председателем местной ячейки «ЕР» — это даёт основание многим экспертам толковать начатую им революцию именно как реализацию плана продления его полномочий. То есть, если новый состав думы, который мы выберем весной следующего года, получится с большой примесью единороссов, им будет легче потом сделать Кислицына снова «президентом».

Таким образом, почти все фигуранты нашей политики уже между собой кулуарно договорились. Однако ж осталась маленькая закавыка — закон требует, чтобы согласие дал и народ. А с ним, увы, кулуарно не договоришься

Таким образом, почти все фигуранты нашей политики уже между собой кулуарно договорились. Однако ж осталась маленькая закавыка — закон требует, чтобы согласие дал и народ. А с ним, увы, кулуарно не договоришься. Вот для этого и проводятся публичные слушанья — получить поддержку у рядовых жителей Заречного. Первые такие слушанья прошли в конце июля этого года. Результаты их оказались, мягко говоря, спорными: сторонники Кислицына утверждают, что они победили, оппозиция настаивает, что подсчёт голосов вёлся неправильно. Прокуратура и суд, вообще, обнаружили в порядке проведения таких слушаний большие нарушения и признали их незаконными.

На что надеются сторонники и противники революции?

И что: революция не состоялась и выбирать главу города всё-таки будем всенародно? А вот не тут-то было!.. Первая попытка не удалась, но Андрей Кислицын вновь на днях вышел в думу с предложением отмены выборов. «Суд признал публичные слушанья незаконными по чисто формальным признакам, — пояснил Андрей Николаевич депутатам. — Были нарушения в порядке оповещения людей и в порядке их проведения. Но мы это учтём и теперь уже без нарушений снова проведём мероприятие…»

Нельзя не отметить, что решения публичных слушаний носят чисто рекомендательный характер. На самом деле окончательную точку может поставить только дума. Однако ж сторонники сохранения всенародных выборов мэра надеются, что если собравшийся на публичные слушанья народ с большим перевесом выскажется против предложений Кислицына, то депутаты всё-таки прислушаются к мнению простых людей.

21 ноября каждая из противоборствующих сторон надеется использовать по-своему

Так что 21 ноября каждая из противоборствующих сторон надеется использовать по-своему. Сторонники Кислицына планируют провести это мероприятие с соблюдением всех формальных нюансов: регистрация участников только по паспортам, выдача мандатов, оповещение и так далее, — а оппозиция использует эту дату как последнюю возможность своего рода морального воздействия на депутатов думы.

 

Вот, если коротко, предыстория всей истории нынешней революции. Станет ли 21 ноября решающим её днём — это сказать сложно. Хотя бы потому, что, как я уже заметил выше, окончательное решение будут принимать депутаты уже после этих слушаний. Каждая из предложенных схем управления городом имеет свои плюсы и минусы. Основные из них я обозначил в процессе этой статьи. Думаю, что более детально они будут озвучены непосредственно на публичных слушаньях — так что, есть смысл прийти, послушать и определиться в своём мнении. И выразить это своё мнение, поднявшись на трибуну или когда наступит время голосовать. По крайней мере, не стоит упускать этот шанс хотя бы потому, что пока ещё это наше мнение кто-то спрашивает…

Докатились: