Киноафиша →

Новости → Борьба за задний проход в думе может оказаться нешуточной…

По каким правилам в будущей городской думе будут работать депутаты-заднепроходцы? Данная тема стала наиболее неоднозначной на прошедшем заседании нашего парламента, которое состоялось 1 марта. Впрочем, «неоднозначной» — это наиболее мягкое определение развернувшейся дискуссии — по сути разговор балансировал на гране политического скандала, поскольку подспудно все понимали, насколько важный вопрос решается.

Напомню, что термин «заднепроходцы» придумал по весне прошлого года депутат Олег Арефьев. Им он, будто кузнечным молотом, заранее припечатал всех тех возможных кандидатов в думу, которые пойдут в наш парламент по партийным спискам (в скобках отмечу, что это не помешало самому Олегу Николаевичу в январе записаться на выборы как раз таки по списку от «Единой России»). Для некоторого пояснения также напомню и тот факт, что выборы по партийным спискам проводятся у нас в Заречном впервые и принимают в них участие четыре партии: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Им достанется десять депутатских мандатов из двадцати, а остальные десять поделят между собой депутаты, которых ныне принято называть независимыми (кто-то применяет даже такой термин, как «вольные стрелки») — они избираются вне партийный списков, ставя на кон только свою фамилию.

И это будет партийная дисциплина!..

С «вольными стрелками» всё ясно — они будут работать в думе по уже привычным принципам: понравилось — голосует, не понравилось — не голосует. А вот как быть с депутатами, которые придут в думу под партийными флагами — как они должны работать: с оглядкой на свою партию или без оглядки? Главный же принцип, который был предложен 1 марта на обсуждение и который в конечном итоге после длительных дебатов на грани скандала был всё ж таки принят в качестве окончательного постулата, состоит в том, что каждый депутат от партийных списков обязан подчиняться партийной дисциплине. Проще говоря: как решила партия, так депутат и должен будет голосовать на думе, запрятав подальше в одно место свои личные хотелки и умонастроения. Если же кто-то из таких депутатов захочет голосовать по-своему, то он автоматически перестаёт быть депутатом, а его мандат переходит к тому человеку, который на выборах в партийном списке шёл за ним следом.
Есть и другие любопытные моменты принятого 1 марта документа, но сей принцип, пожалуй, можно назвать основополагающим, который, несомненно, вызовет очень серьёзные изменения в политическом раскладе города. Об этом мы ещё поговорим чуть ниже, а пока замечу: сам по себе примечателен именно тот факт, что нынешние наши народные избранники (а они уже фактически отработали свои 4 года) вдруг взялись решать, по каким принципам должны работать те депутаты, которые придут им на смену 4 марта. Причем, лично у меня в процессе развернувшейся дискуссии было впечатление, что решение это буквально продавливается Андреем Кислицыным и его сторонниками, причём продавливается в лучших традициях прежних лет: виртуозно, не оставляя возможности для нынешних наших депутатов подумать и взвесить все доводы «за» и «против». Любопытно также, что здесь сторонником Кислицына неожиданно выступил Евгений Добродей, который прежде почти по всем моментам занимал иную позицию.

И опять «промедление смерти подобно»?

При этом аргументы приводились примерно следующие… Сам Андрей Кислицын давил на то, что будущая дума пока раскачается и пока примет правила работы фракций, может пройти много времени, а в результате какие-то решения нашего парламента могут при этом оказаться нелегитимными. Евгений Добродей, в свою очередь, приводил несколько иные аргументы. «Я проанализировал возможный состав будущей нашей думы, по крайней мере той её части, которая будет сформирована по партийным спискам, — поделился своими размышлениями Добродей. — Поверьте, это будет очень сложный состав. И первые заседания думы будут, мягко говоря, нетривиальными. Поэтому, я считаю, в данной ситуации мы должны как можно больше заложить возможных рычагов для сохранения адекватной работы будущего нашего законодательного органа местного самоуправления…»

Не отвечаю за точность формулировок, но суть приводимых аргументов была именно такая. Сторонники иной точки зрения пытались возражать, но как-то очень не подготовлено, без должного энтузиазма. Их основная аргументация строилась на том, что нельзя в таком важном вопросе спешить, что документ ещё сырой, что надо эту тему оставить всё-таки на решение тем депутатам, которым и работать придётся по нему после 4 марта. «Пусть между собой разберутся, как им работать…» — пожал плечами Евгений Прохоров. А Сергей Ким весьма жёстко и недвусмысленно подчеркнул именно такую вот опять неестественную поспешность продавливания нужного кому-то решения: «Меня вы не убедили в такой срочности принятия документа! У меня до сих пор есть разочарование, что мы в своё время поддались на уговоры и проголосовали за принцип выборов по партийным спискам. Тем самым мы заварили такую катавасию… И теперь всякого рода навязываемая нам срочность меня пугает. Вы хотите постоянно нас чем-то напугать, но меня вы не напугаете!..»

Не буду приводить все нюансы развернувшейся дискуссии, дабы не усложнять и без того достаточно непростой текст. В конечном итоге, как я уже отметил выше, решение было принято в пользу аргументов Андрея Кислицына и Евгения Добродея — при минимальном наборе нужных голосов, но всё-таки было принято.

Развернётся ли борьба за контроль над партиями?

Теперь давайте поразмышляем, что всё это может означать для возможных изменений политической ситуации в Заречном. Нельзя быть семи пядей во лбу, дабы догадаться, что нынешняя предвыборная борьба за депутатские кресла в городской думе фактически идёт между двумя главными силами: командой Андрея Кислицына (за которой стоит весь административный ресурс и партия «Единая Россия») и командой Михаила Баканова (за которым стоит БАЭС и концерн «Росэнергоатом»). Однако ж, если в руках Кислицына имеется партийный рычаг в лице «Единой России», то Баканову пришлось во время выборов «размыть» свои силы, раскидав своих кандидатов по всем партиям, но при этом объявив фактически, что на самом деле это одна команда БАЭС — с едиными целями и задачами по поводу улучшения жизни в Заречном.

Однако принятое 1 марта решение неким образом лишает депутатов от БАЭС возможности действовать в единой команде станционников, поскольку они будут вынуждены подчиняться прежде всего партийной дисциплине. А не захотят нести такое подчинение, будут лишены мандатов. Проще говоря, таким образом на баэсовцев накинули своего рода «уздечку», дабы не очень проявляли усердие в парламенте. Это во-первых…

С другой стороны, под полным контролем Андрея Кислицына пока находится только одна партия — «Единая Россия». Если же Михаил Баканов начнёт активно брать под свой контроль руководящие верхушки наших коммунистов, жириновцев и эсэров, то здесь расклад получается уже совершенно иной. Теперь уже в пользу БАЭС. Тем более, что ныне все эти партии (все, помимо «Единой России»), мягко говоря, не очень любят команду Кислицына и, скорее всего, с готовностью пойдут на сотрудничество с БАЭС. Это во-вторых…

Тем не менее, Андрей Кислицын так активно 1 марта продавливал решение, что поневоле складывается впечатление, что у него в рукавах припасено немало козырей для дальнейшей борьбы против команды Баканова (а доставать эти козыри Андрей Николаевич умеет более чем виртуозно, в чём не раз убеждались зареченцы). Какие же это могут быть на сей раз козыри? Могу предположить, что Кислицын, используя свои связи в областном правительстве и хорошие отношения с губернатором, задействует региональные партийные рычаги — то есть начнёт воздействовать на местные партийные ячейки через их непосредственных руководителей на уровне области. И тем самым под свой контроль возьмёт, по сути, сразу же как минимум половину местной думы. А фактически — её большую часть, потому как среди «вольных стрелков» тоже есть люди Кислицына. Это в-третьих…

В ожидании новых козырей…

И на сём, как говорится, финита ля комедия. Остаются, правда, несколько весьма любопытных нюансов. Во всяком случае за скобками остаются выборы главы — они, как известно, будут в думе проводиться тайным голосованием. То есть партийные депутаты смогут обойти здесь жёсткие условия партийной дисциплины. Если же в результате такого голосования Кислицына не выберут главой города, то ему будет уже значительно сложнее рулить политической ситуацией (хотя рычагов через область у него останется всё равно достаточно много).

Можно, разумеется, предположить, что ближе к выборам главы на свет из рукавов Андрея Николаевича появятся какие-нибудь очередные убойные козыри (лично я не удивлюсь этому), но сейчас что-либо более или менее определённое сложно говорить на данный счёт. В любом случае я пишу этот материал, по сути, только для самого первого размышления — ведь уже послезавтрашний день чреват такими удивительными сюрпризами, что все мои прогнозы и размышления полетят в тар-тарары и окажутся по меньшей мере смешными. Но, как говорится, поживём — увидим…

Докатились:

Купить женское эротическое белье