Киноафиша →

Новости → В Тулу со своим перегаром?.. Чужие в городе. Перезагрузка

Грозит ли Заречному кровавый делёж территории между местными и приезжими?

—–
А ЕСЛИ КОПНУТЬ ИСТОРИЮ ПОГЛУБЖЕ?..

На комсомольскую ударную стройку по сооружению 4 блока Белоярской АЭС я приехал в декабре 1987 года, сразу после армии. Первый раз мы столкнулись с прелестями ударной стройки ещё в какой-то гостинице на краю города Воронежа, где ночевали в ночь перед вылетом в Екатеринбург. Для нас, отъезжающих комсомольцев-строителей, была организована вечеринка, в самый разгар которой завалила кодла местных крутых корешей, которая активно попыталась привлечь к себе внимание наших девчонок. Разумеется, дошло до разборок. Когда мы, наматывая по армейской привычке ремни на руку, готовились истязаться насмерть, появился интересный дяденька, явно не из комсомольских вожаков. Он подошёл к нам и спросил: в чём, мол, дело? Мы рассказали. Он повернулся к местным: кто? Потом взял главного из тех местных корешей за два края обмотанного вокруг шеи шарфа и развёл руки в стороны. И так держал, пока тот не упал без сознания. После чего этот дяденька обернулся к нам и сказал: всё нормально, ребята, такого больше не повторится. При этом никто – ни мы, ни местные – даже не пошевелился. На другой день мы улетели без проблем…

В Заречном по прибытии всё пошло проще – неведомые и странные дяденьки в нашу защиту не появились ни разу, а все первые месяцы пребывания на Уральской земле запомнились как одно сплошное и залитое кровью недоразумение. Дрались ведь – любо-дорого поглядеть. Общаги на Ленинградской-14а, на Алещенкова-8-10-12, на Ленина-29-31 в те годы кровью чуть ли не каждую ночь умывались. Из отдельных воспоминаний – помню, как кто-то, поймав меня за ногу, волочил по длинному коридору на четвёртом этаже по Ленина-31, а вокруг человек пять работали кирзачами, стараясь угодить в самые разнообразные места моего организма, желательно в голову.

А ресторан «Малахит»?.. Ведь ни разу оттудова без драки не уходили. Причём, замечу, мы были людьми, на мой взгляд, достаточно мирными, но как-то так получалось всё время – то мы кому-то мешали, то нам кто-то. К лету 1988 года я прыгал на костылях, так и в этом состоянии однажды пришлось ввязаться. А уж про гриль-бар возле автостанции вспоминать, вообще, жутковато…

Ещё жутче началось тогда, когда одновременно принялись прибывать отряды молодых строителей из солнечных Армений и Азербайджанов. Вот тут уж кровушка рекой потекла. Слава Богу, на этот раз без нашего участия – нам вроде как Карабах делить не с кем было. А вот горячие южане между собой так полосовались, что милиция уже и не приезжала. Что характерно, с нами и армяне, и азербайджанцы поддерживали дружеские отношения, лишь время от времени жаловались друг на друга.

Да… Сейчас даже вспоминать страшно…

Бывший начальник отдела ФСБ, а ныне заместитель руководителя УС БАЭС-4 Виктор Попов, вспоминая годы сооружения третьего блока БАЭС, также вспомнил, что ситуация по правопорядку тоже оставляла желать лучшего, а если точнее – то «серьёзная была тогда обстановка, и какие тогда были драки, думаю, помнят многие». В связи с серьёзностью ситуации тогда был даже создан единый штаб по наведению порядка.

Впрочем, если копнуть историю Заречного ещё глубже, то можно наткнуться на заметку в «Ленинской Искре» от 5 июня 1958 (!) года, где отмечается, что в день получения заработной платы в общежитиях строителей повсеместно пьянство, картёжные игры и драки.

—–
ПРОБЛЕМОЙ ЧУЖИХ ОЗАБОТИЛИСЬ ДЕПУТАТЫ

В общем, если обозреть историю становления атомной энергетики в отдельно взятом городе, то невозможно не отметить, что хватало всяких моментов, а не только праздничных и торжественных. Это жизнь, это люди, и никуда от этого не деться. Да и в других местах, на других стройках, несомненно, тоже было всякое, и хорошее, и увы, не совсем. Так что Заречный тут далеко не исключение.

Нынче у нас на территории вновь большое строительство, и вновь вопрос сосуществования в отдельно взятом городе местных жителей и приезжих чужаков становится одним из самых главных. Не так давно в областных и местных СМИ прошла информация, что в общежитие по Ленинградской-21, где живут строители 4 блока Белоярской АЭС, ворвалась толпа молодых людей из местных и избила троих граждан Казахстана. И сделано это было в ответ на то, что приезжие вроде бы незадолго до этого где-то в районе остановки «Радиотовары» жёстко избили кого-то из местных.

Таким образом, проблема чужаков в Заречном, несомненно, имеет место быть. Более того, есть все основания полагать, что в ближайшее время она всё сильнее будет вылезать из отдельных милицейских сводок и протоколов в общесоциальную проблему для всего города. И потому совершенно понятно, что 15 октября эта тема стала предметом обсуждения на рабочем заседании городской Думы, куда были приглашены и представители заказчика строительства, и представители генерального подрядчика, и представители силовых структур Заречного, включая ФСБ.

Сразу замечу, что по мнению некоторых депутатов, к данной теме нельзя было допускать журналистов – присутствующих на заседании представителей местных СМИ даже хотели удалить из зала, по всей видимости, полагая, что жителям города знать об этой проблеме совершенно ни к чему, однако ж, к счастью, такое предложение не прошло, хотя и при минимальном перевесе депутатских голосов, так что нам, журналистам Заречного, всё ж таки милостиво позволили посидеть при обсуждении, и таким образом, мы с вами, уважаемые наши читатели, тоже имеем возможность попытаться понять и проанализировать сложившуюся ситуацию и, так сказать, перспективы на социальную обстановку в городе в ближайшем будущем.

—–
КОНТИНГЕНТ СТРОИТЕЛЕЙ БН-800
НАХОДИТСЯ ПОД НАДЗОРОМ

Напомню, что на сегодняшний день на строительной площадке БН-800 трудится около 2600 рабочих, из которых зареченцев только 600 человек. Остальные большей частью работают вахтовым методом, приезжая к нам из Челябинской области, Башкирии, Свердловской области. Количество граждан иностранных государств, задействованных в строительстве, начиная с апреля-мая этого года резко идёт к сокращению, и на сегодня, по данным руководителя «Управления строительства Белоярской АЭС» Владимира Инфантьева, составляет всего 9 человек (из которых трое – инженеры высокой квалификации, проживающие не в общежитии, а на съёмных квартирах).

Так что, в целом нельзя говорить о проблеме иностранной рабочей силы – речь идёт о гражданах России, которые, вместе с тем, всё равно для Заречного остаются чужаками, поскольку посещают наш город наездами: 15 дней работают, а потом их меняет новая вахта.

Надо отметить, что и руководство заказчика строительства в лице «Дирекции строящейся БАЭС-2», и представители генерального подрядчика в лице «Управления строительства Белоярской АЭС» достаточно серьёзное внимание уделяют не только контролю за приезжими на строительной площадке, но и, что говорится, в быту. Как пояснил Владимир Данилович, они попытались свести к минимуму воздействие проживания в городе приезжих на жизнь зареченцев. Непосредственно на территории города расположено только одно общежитие, на Ленинградской-21, где проживает 489 человек, остальных постарались разместить вдали от городских кварталов: на ВСО – 237 человек, на БСУ – 197 человек, на базах отдыха – 130 человек. Поскольку в ближайшие год-два количество строителей БН-800 предполагается довести до 6 тыс. (а до конца этого года уже до 3 тыс.), то уже принято решение на строительство ещё как минимум пяти временных общежитий в районе БСУ по 140 мест в каждом, плюс размещение 400 человек в санитарно-защитной зоне БАЭС. Однако ж, ожидается и увеличение контингента жителей Ленинградской-21, после того как в этом доме будут сданы ещё 4 подъезда.

Совершенствуется организационная структура работы с персоналом. У руководителей «Дирекции строящейся БАЭС-2» и  «Управления строительства Белоярской АЭС» появились заместители по безопасности и работе с персоналом. На уровне субподрядных организаций (а их на сегодня насчитывается 35 постоянных строительно-монтажных, плюс 10, которые по временным договорам оказывают отдельные услуги) идёт формирование системы контроля за бытом строителей, с привлечением к этой работе мастеров и бригадиров. В общежитиях действует пропускной режим, сидят вахтёры.

Обедают строители на работе, в столовой, при этом им на питание выделяют не деньги, а талоны (дабы не пропивали), однако завтраки и ужины они готовят в общежитии. Организована доставка строителей транспортом с работы и на работу. Развернут медицинский пункт, где все прибывающие на строительство рабочие проходят первичный медицинский осмотр и в случае выявления каких-либо опасных для населения города инфекций (например, туберкулёз) потенциальных разносчиков отправляют обратно.

Очень жёстко реагирует генеральный подрядчик и на нарушение дисциплины среди приезжих. По словам Инфантьева, за последнее время за различного рода нарушения 80 человек были удалены с площадки, возбуждено 5 уголовных дел. «Что касается причастности наших строителей к нарушениям на территории города, к дракам или ограблениям, то мне такая информация не поступала, – подчеркивает Владимир Данилович. – Мы тесно общаемся с милицией, обсуждаем эти вопросы. И мне непонятно, почему, если что-то происходит, то журналисты сразу начинают кивать на наших строителей. Что, в Заречном приезжие граждане, в том числе и из других государств, работают только на площадке сооружения БН-800? Мы с себя за наших работников ответственности не снимаем, но надо же объективно эту проблему рассматривать…»

—–
МИЛИЦИЯ ОТМЕЧАЕТ ОБОСТРЕНИЕ
КРИМИНАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ

По данным милиции, ныне на территории Заречного числится только зарегистрированных граждан иностранных государств 1420 человек (сравните, что на БН-800 таких работает только 9 иностранцев, те самые пострадавшие казахи). Причем, никто точно не может сказать, сколько у нас работает незарегистрированных таджиков, узбеков, корейцев и прочего безмолвного люда, которые приютились в гаражах, на чердаках и в подвалах и трудятся у наших частных предпринимателей. «Где эти торгаши и лавошники, которых сейчас предпринимателями называют? – вопрошал на заседании Думы депутат Олег Арефьев. – Мы нападаем на Инфантьева, а ведь у него как раз контроль налажен, это серьёзная организация. А вот сколько у нас у лавошников иностранцев приютилось, этого никто не знает. И нужно спрашивать прежде всего с них!»

Кстати говоря, вполне возможно, что в ту роковую ночь с 1 на 2 октября местные ребята мстили не тем. По данным Инфантьева, из трёх избитых казахов двое прибыли в Заречный только 30 сентября, так что они никак не могли быть причастными к драке у «Радиотоваров». И если там местного избили кто-то на вид нерусские, то вероятность того, что эти нерусские являются строителями 4 блока БАЭС, мягко говоря, не очень велика, хотя и возможна.

С другой стороны, по информации начальника милиции общественной безопасности Геннадия Плошкина, сегодня проблему для наших правоохранительных органов создают не иностранные граждане, а именно рабочие, которые прибывают на строительство БН-800, а если быть точнее, то как раз таки жители дома по Ленинградской-21: «Если раньше больше было вызовов в общежития на ВСО, БСУ, то теперь оттуда сигналов почти не поступает, а вот на Ленинградской-21 мы вынуждены почти каждый день отрабатывать. При этом надо учесть, что работающие в этом общежитии вахтёры далеко не всегда сообщают о конфликтах, думают, что сами успокоятся. И только когда ссоры начинают перерастать во что-то более серьёзное, только тогда вызывают милицию».

Имеют место быть и кражи внутри общежитий, при этом, по мнению специалистов, воруют свои у своих же. Между тем, как подчеркнул Геннадий Георгиевич, контакт милиции с руководством заказчика и генерального подрядчика должным образом не налажен – милиция даже не имеет информацию на тех граждан, которые прибывают на строительство блока. «Только за одну ночь 2 октября (после случая с избиением казахов – примеч. С.Г.) мы были вынуждены отработать 96 человек, – говорит Плошкин. – Снимали отпечатки пальцев, ставили на фото- и видеоучёт. А если бы у нас изначально была информация по строителям, то было бы гораздо проще работать».

Ещё одна существенная проблема – это воровство непосредственно на строительной площадке БН-800. Кражи там случаются очень часто, даже несмотря на то, что сейчас сделан забор вокруг возведения 4 блока и организован пропускной режим. Между тем, организации подают заявления по кражам в милицию с большим опозданием, когда начинают проводить учёт материально-технических ценностей. А это иногда спустя месяцы после преступления. «И подав заявление в милицию о пропаже, руководители организаций практически теряют интерес к этим случаям, а у нас это остаётся висеть как нераскрытые преступления, поскольку найти похитителей здесь уже практически невозможно, особенно в ситуации, когда люди работают вахтовым методом по 15 дней», – разводит руками Плошкин.

«Так ведь они тактику постоянно меняют, – в свою очередь пожимает плечами Инфантьев. – Начали их ловить с электродами на проходной, так они стали дожидаться последнего дня работы, в этот день перебрасывают похищенное через забор. Мы ловим, пытаемся довести до уголовных дел. Но когда некто господин Козлов украл 3 тонны арматуры, то ему вместо 6 лет лишения свободы суд дал только 6 месяцев отработки – это ж как тогда бороться с такими?»

—–
БУДУТ ЛИ ЖИТЕЛИ ЗАРЕЧНОГО УСТУПАТЬ
ПРИЕЗЖИМ МЕСТО В АВТОБУСЕ?

И всё-таки, если говорить о наиболее важных моментах, то речь, конечно же, заходит не столько о кражах на строительной площадке и не столько о тех драках, которые происходят внутри общежитий между самими строителями, сколько о взаимоотношениях местных жителей с приезжими чужаками. Пока здесь, если не считать отдельных моментов, социальное напряжение не особо ощущается, однако специалисты говорят, что в перспективе это может стать очень и очень серьёзной проблемой. Особенно если учесть, что численность чужаков по сравнению с нынешней может вырасти почти в три раза.

Впрочем, не все склонны видеть корень проблемы именно в приезжих. Например, Глава городского округа Андрей Кислицын полагает, что самим жителям города надо изменить своё отношение к приехавшим строителям 4 блока. «Вспомните, сколько лет мы ждали эту стройку, – напоминает Андрей Николаевич. – А теперь мы за эти деньги и в этих условиях не хотим там работать (по словам Инфантьева, заработная плата на строительстве от 15 до 50 тыс. рублей, в зависимости от квалификации и желания работать – примеч. С.Г.). А если не хотим сами работать, то должны понимать – люди, которые приезжают к нам, они приехали делать за нас нашу работу. И к ним должны соответственно относиться, как на уровне местной власти, так и на уровне обычных жителей. Вон в Таиланде: премьера скидывают – беспорядки, кровь льётся… но при этом кто-нибудь слышал хоть про одного пострадавшего туриста? Нет. Почему? Потому что туризм у них – это бюджетообразующая отрасль. Политика пройдёт и уйдёт, а эти люди привезут деньги. Поэтому мы: и местная власть, и жители – должны понять, что эти люди приезжают сюда делать работу. Будут платить здесь налоги, которые пойдут в том числе в местную казну».

Правда, Андрей Николаевич тут же посетовал, что из-за нынешнего законодательства городская казна практически ничего не имеет с того, что у нас на территории идёт такая стройка. Даже подоходный налог с заработной платы строителей к нам не поступает, а это, по некоторым подсчётам около 20 млн. потерянных для местного бюджета рублей ежегодно.

«Вот выделил концерн миллиард рублей от строительства блока на развитие социальной сферы, – продолжает Глава города. – И мы все радуемся. Но вот построят нам детский садик – а как мы его будем содержать, если на это денег нет? Или КЮТ – кто туда оборудование купит, скамейки, татами-матами?.. И когда я в область приезжаю, то там мне говорят: ты что приехал за деньгами, у тебя там многомиллиардная стройка идёт, денег завались. И никто не понимает, что нужно не только строить, но и содержать построенное – а на это в бюджете денег нет. А вот когда мы сможем сказать, что строительство принёсло в год 25 млн. подоходного налога, вот тогда мы всех приезжих строителей зауважаем, все с ними здороваться будут и они, наверное, пойдут по городу такие же красивые, в наглаженных брюках и в лакированных туфлях, как было написано в «Зареченской Ярмарке». И им все будут уступать место в автобусе!..»

«Вот я обычный рабоче-крестьянский житель города, – вступает в дискуссию с мэром директор УрТК Олег Арефьев. – Вы обращаетесь к моему самосознанию, чтобы я понял, что эти строители строят нам блок. Но какое у меня будет самосознание, если у меня нет света на улице, если по теплу всё время скандалы идут. Да мне в этом случае до фонаря все эти большие стройки. Зачем она? К чему она? Эта стройка коммунизма или стройка развитого капитализма – это мне по большому счёту до фонаря. Главное для человека, чтобы он пришёл с работы, а у него дома тепло, есть горячая и холодная вода, на улице горят все лампочки, а жулики нас не режут по тёмным углам. А если этого нет, то все ваши призывы к самосознанию, это ж пустой трёп, который абсолютно ни к чему…»

—–
УЖЕ «ВКРУТИВ», ОНИ ВЫХОДЯТ В ГОРОД…

Честно говоря, у меня сложилось впечатление, что на чисто интуитивном уровне понимая всю серьёзность проблемы, городские власти, тем не менее, не совсем понимают, что делать. Во-первых, не определились в том, как эту проблему решать стратегически, во-вторых, как и на каких принципах организовывать совместные усилия по решению проблемы,  в-третьих, куда и на кого должен быть прежде всего направлен вектор этих самых совместных усилий: то ли на приезжих строителей 4 блока, то ли на иностранных граждан, проживающих на нашей территории, то ли на предпринимателей, которые пользуются дешёвой рабсилой из числа приезжих.

Определённые задачи были поставлены, и, несомненно, они принесут определённые результаты. В частности, говорилось о необходимости установить у вахтёров общежития по Ленградской-21 «тревожные кнопки» для быстрого вызова милиции, проработать вопрос по организации опорного пункта милиции в этом доме, установке видеонаблюдения, возобновления нормального уличного освещения как на улицах, так и во дворах города, поставить железные двери на подъезды общежития и ужесточить пропускной контроль, усилить надзор за проживающими со стороны непосредственно строительных организаций, где эти приезжие работают (на уровне бригадиров, мастеров), а также сделать постоянными совместные рейды по общежитиям милиции с представителями от  заказчика, генерального подрядчика и субподрядчиков.

Между тем, не могу не отметить, что уже после заседания Думы мне удалось переговорить на эту тему с Константином Гапановичем, начальником внутренней милиции БАЭС, который, вероятно, единственный из местных жителей Заречного, вынужден проживать на Ленградской-21. «Честно говоря, жить там достаточно страшно, но не за себя, а за семью, – рассказывает Константин Валентинович. – Если ещё год назад приезжие вели себя достаточно мирно, то сейчас наблюдается очень нехорошая тенденция – чем больше их становится, тем более свободно они себя начинают чувствовать в городе и всё чаще именно они становятся инициаторами конфликтов с местными. И если сейчас на той же Ленинградской-21 живёт 500 человек, то после пуска в эксплуатацию всего дома их количество может возрасти до тысячи и больше. А дом, надо заметить, весь «картонный», слышимость очень сильная, и я почти каждую ночь слышу и наблюдаю – да, пьянки, драки, выяснения отношений. Я просто понять не могу, как они на следующий день работают, если до утра гудят в общежитии…»

«И вот всё чаще такие вот компании молодых людей из приезжих, уже порядочно «вкрутив», выходят в город, идут по скверам, по кафе, по кабакам, – продолжает Гапанович. – А что такое компания? Это уже человек себя ведёт гораздо агрессивнее, нежели когда он один, тут стадный инстинкт действует, тут уже хочется перед другими себя показать. А это уже, сами понимаете – конфликты, драки, а то и поножовщина… И это уже начинается, и если этому не придать значения, то тенденция может стать очень серьёзной проблемой для города, особенно с учётом того, что к 2011 году число строителей 4 блока возрастёт до 6 тыс. человек».

«Как-то к одной из вахтёрш в этом общежитии пришли знакомые подруги. Они вместе стояли на улице, разговаривали, – приводит конкретный пример Константин Гапанович. – Дело было летом, рядом на лавочке пили пиво несколько приезжих. Они начали пытаться познакомиться, но получили отпор. После этого эти товарищи вернулись на лавочку и начали громко кричать на весь двор, что, дескать, все бабы в Заречном шалавы, б…ди, стервы и всё такое в том же духе. Понятное дело, я не выдержал, подошёл, утихомирил. Однако подобные вещи происходят всё чаще, и всё меньше такие вот компании подвыпивших жителей Ленинградской-21 склонны прислушиваться к замечаниям».

—–
ЧТО ЖДАТЬ В ПЕРСПЕКТИВЕ?

В общем, история опять повторяется, и вполне возможно, что мы можем оказаться в своего роде «перезагрузке» – в повторении ситуации, когда в посёлке имели место целые демонстрации местных с кольями и цепями, которые шли бить приезжих строителей. Между тем, по словам того же Гапановича, большинство из приезжих – это жители сельских территорий, которые хотя не особо образованны, но по природе своей законопослушны и та же милицейская форма очень действует на них. «Вот в моём подъезде, где я живу, уже намного тише они себя ведут, чем в других, – подмечает Константин Валентинович. – Если бы был бы более серьёзный контроль со стороны их начальства, сто стороны милиции, то это очень было бы эффективно».

Но с другой стороны, менталитет сельского жителя, если не будет должного контроля, может только усугубить ситуацию – потому что такие люди, собираясь в компании и выходя на враждебную территорию (а территория города для них на нынешнем этапе как раз представляется, безусловно, враждебной), начинают более жёстко и активно завоёвывать себе здесь место под солнцем, тесня местных. А местным это тоже вряд ли понравится, и конфликт может принять крайние, я бы даже сказал, кровавые формы.

При этом напомню: не стоит в рамках данной проблемы зацикливаться только на строителях 4 блока – это, конечно, тоже предмет самого тщательного обсуждения, но они хотя бы на виду, с ними пытаются как-то работать, держать их в поле зрения, под контролем. А вот кто контролирует многочисленные группы, бригады и сообщества прочих иных чужаков, зачастую, вообще, нерусских, со своим менталитетом, со своими правилами борьбы за место под солнцем? Пока они прячутся по гаражам, подвалам и чердакам, зарабатывая свой кусок хлеба каменщиками, плиточниками, разнорабочими и так далее – на строительстве жилья, у частных предпринимателей, ещё где-то. Сколько их, кто их хозяин? – об этом можно только догадываться. И если только официально зарегистрированных иностранных граждан у нас в Заречном, как я уже упомянул выше, 1420 человек, то сколько же незарегистрированных?

По словам депутата Тамары Тихоновой, если в каком-либо населённом пункте в течение года количество чужаков увеличивается до 8% от общего числа всех жителей, то эта территория становится неуправляемой и начинает жить по законам охлократии. «Посидите вечером на лавочке возле дома и посмотрите, что делается вокруг, – советует депутат Тихонова своим коллегам. – И вы много увидите. А то всё на машинах разъезжаете…» «А я бы вам посоветовал посидеть на лавочке в соседнем населённом пункте – в Белоярском, – парирует глава города Андрей Кислицын. – Вот там речь идёт уже о несколько иных тенденциях. Вы нам про охлократию, а там уже контроль со стороны организованных группировок».

Замечу, что данная дискуссия реально показывает, насколько серьёзна стоящая перед городом проблема с чужими; и власть толпы (то бишь охлократия) в нашем случае  – это не просто кровавый хаос в городе (с постоянными разборками между местными и приезжими), это как раз та ситуация, в результате которой фактическую власть в городе могут получить криминальные кланы. По словам специалистов, приезжие башкиры уже пытались создать в Заречном нечто вроде клана, но правоохранительные органы быстро это дело пресекли. А когда приезжих станет в несколько раз больше?.. При этом ведь ни милиция, ни ФСБ не усилены на нашей территории (а на какие шиши усиливать, если даже подоходный налог с приезжих в городскую казну не поступает?). А если при этом усиление влияния чужаков вызовет ответную реакцию со стороны местных? И вполне вероятно, что во главе недовольства местных могут встать криминальные группировки и авторитеты. Что тогда ожидать городу?

С другой стороны, особо паниковать по поводу происходящего тоже рано – во всяком случае, как я уже говорил выше, и руководство тех предприятий, где работают приезжие (во всяком случае, если говорить о строителях БН-800), и правоохранительные органы, и местные власти понимают всю серьёзность проблемы и готовы работать по её решению сообща и эффективно. А вот что касается тех чужих, которые живут у нас в городе абсолютно бесконтрольно и незнамо где – вот эту проблему ещё предстоит даже не начать решать – её ещё предстоит осознать и проанализировать. И только потом думать, что со всем этим делать, пока ещё есть время.

= В прошлом приехавший на строительство 4 блока БАЭС  – С. Гончаров =
Комментарии на форуме

Докатились: