Киноафиша →

Новости → Любовь села за «Надежду»

Вот уже несколько дней Любовь Гусева — один из лидеров рейтинга наиболее упоминаемых персон от Урал Паблисити Монитора, оставившая всех кандидатов в депутаты областной думы далеко позади — а ведь выборы уже завтра. По правде говоря, этот факт вряд ли может её обрадовать: вчера, 6 октября, суд города Заречного вынес старшему воспитателю детского дома «Надежда» приговор — 3 года лишения свободы за издевательство над детьми. Госпожа Гусева была взята под стражу прямо в зале суда.

Напомню, что два уголовных дела: одно на Любовь (по части 2 «г» статьи 117 «Истязание несовершеннолетних» и статьи 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних»), а другое на Александра (по части 1 статьи 286 УК РФ «превышение должностных полномочий») Гусевых, соответственно — назначенной на должность в декабре 2000 года старшего воспитателя детдома и его директора, были возбуждены Белоярской прокуратурой в феврале нынешнего года.

К слову, наказание по предъявленным Любови Гусевой обвинениям, предусмотренное законом, может достигать срока лишения свободы до 7 и 2 лет соответственно по каждой из статей. Так что, в некотором смысле, можно сказать, что отделалась она легко.

По данным Белоярской районной прокуратуры, которые обнародовали областные СМИ, Любовь Гусева неоднократно избивала палками, обливала холодной водой, лишала ужина в качестве наказания, позволяла себе оскорбляющую человеческое достоинство брань, толчки в отношении Кати и Коли Соколовых которым на тот момент было по 17 и 15 лет соответственно. В интерпретации Телевизионного Агенства Урала, имеющего известную маниакальную склонность к преувеличению всего на свете, провинности воспитателя звучат как «избиение сироты подсвечником, швыряние его на кровать». Подсвечник, кстати, в лентах новостей более не упоминавшийся, — эксклюзивная выдумка ТАУ.

Впрочем, судя по свидетельствам, не только Соколовым доставалось от госпожи Гусевой. Любовь Пастухова, воспитанница детского дома «Надежда», в весеннем интервью Четвёртому каналу, сказала:

Любовь Пастухова:

Любовь Анатольевна зажала меня в тамбуре тогда и битой по рёбрам настучала мне пару раз. У меня потом ребра болели. Детей тоже шпыняла постоянно.

Следствием доказано несколько фактов применения Гусевой физического и психологического насилия к воспитаннику и ряд случаев жестокого обращения с воспитанницей. Судом Гусева признана виновной по предъявленным обвинениям, ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в колонии общего режима, а также лишения права занимать должности, связанные с воспитанием детей на определённый срок. Положение «О выходе воспитанников в семьи сотрудников», на основании которого детей, как утверждается, вынуждали работать на земельном участке четы Гусевых, отменено.

Судья Николай Мусафиров, зачитавший приговор, как рассказывают очевидцы, чуть ли не бегом покинул зал суда после оглашения приговора, чтобы не слышать плачь и крики, в том числе воспитанников детского дома, около 15 из которых пришли поддержать госпожу Гусеву в суде. После оглашения приговора в зале началась форменная истерика, и лишь виновница торжества сохраняла, как казалось, полное спокойствие.

Ещё весной Любовь Гусева называла затеянную тяжбу «производственным конфликтом», а сегодня вынуждена отвечать по всей строгости по делу, в котором её, как считают некоторые, оговорили:

Любовь Гусева:

Я уверена, что это просто производственный конфликт между бывшими сотрудниками, которые уволились, и, наверное, мной, коль на меня завели уголовное дело.

Существует и имеет право на существование мнение, что холодные водные процедуры применялись для отрезвления принявшего на грудь подростка, а работа на крохотном (фактами, подтверждающими это определение, впрочем, я не располагаю) земельном участке являла собою некую изощрённую форму «трудотерапии», и, соответственно, корыстных целей в пропалывании грядок воспитатель и директор детского дома не ставили.

Напомню, что уголовное дело против Александра Гусева всё ещё находится в прокуратуре. А время на обжалование приговора его жене в Свердловском областном суде ещё есть.

Докатились: