Киноафиша →

Публикации → Ноктюрн частного оператора на флейте водопроводных труб

«Мы — социалисты. Значит, мы — враги частной собственности», — эти слова Павла Власова, крепко засевшие в наших мозгах ещё со школьной скамьи, до сих пор формируют отношение жителей к частному бизнесу. Тем более — в таких жизненно важных сферах, как коммунальные услуги.

Между тем, в России уже есть примеры, когда частный бизнес эффективно действует в этой отрасли. Об одном из них рассказал на октябрьском семинаре Клуба региональной журналистики «Из первых уст» генеральный директор ООО «Новогор-Прикамье», топ-менеджер коммунального проекта холдинговой компании «Интеррос» Михаил Эрикович Никольский.

Коммунальная сфера традиционно считается у нас экономической «чёрной дырой», уступающей печальную пальму первенства лишь сельскому хозяйству. Между тем, частные операторы уже доказали, что этот планово-убыточный сектор вполне способен стать эффективным бизнесом — если за него грамотно взяться. Для этого необходимо решать три задачи, с которыми плохо справляются муниципальные предприятия: техническое развитие, сокращение текущих издержек и привлечение инвестиций.

М. Э. Никольский:

Если граждане помнят, кто у них оператор — значит, он что-то делает не так. Нормально, когда кран с водой воспринимается как естественное природное явление.

Такой неожиданный критерий успешной деятельности выдвигает Никольский. И продолжает:

М. Э. Никольский:

За 20 лет вполне реально вывести наш коммунальный комплекс на западноевропейский уровень.

Для этого, по словам Михаила Эриковича, нужно перестроить тариф, по-другому разнести расходы. Как сейчас принимаются тарифы? Газ подорожал на столько-то процентов, электроэнергия — на столько-то. Исходя из этого, подрастает и коммунальный тариф.

М. Э. Никольский:

На тарифной комиссии присутствуют «Газпром», РАО «ЕЭС», но не граждане, — говорит Никольский. — А если попытаться убрать из тарифа «зашитые» в нём бесцельность и бестолковость? Например, кто сказал, что нужно потратить на коммунальный комплекс именно столько киловатт-часов, чтобы в нём всё работало? Или зачем ежегодно перекладывать столько-то километров труб?

Подход, по мнению Никольского, должен быть иной. Составляя тариф, необходимо ответить на вопросы: какие цели собираемся достигнуть, с какими затратами и какой результат получить. По каждой цели ввести цифровое измерение, ибо нет в коммунальном комплексе такого направления, которое нельзя было бы описать цифрами. Например: в этом году планируется снизить количество проб водопроводной воды, не соответствующих стандарту, на столько-то процентов. Это потребует таких-то затрат. Или, например, уменьшить число аварий в сутки до такой-то величины. Эти задачи — осязаемые, можно реально проконтролировать достигнутый результат и определить, насколько эффективно были потрачены деньги.

То же — и с заменой труб. Можно выполнять «план по валу в погонных метрах», заменяя ещё пригодные к эксплуатации магистрали, тогда как на соседних трубопроводах будут продолжаться аварии: ведь трубы везде стареют по-разному, в зависимости от многих местных факторов. В «Новогор-Прикамье» поступили иначе: купили весьма дорогостоящий лазерный сканер, применяемый в «нефтянке». Он позволяет «видеть» трубу на 8—10 метров вглубь земли, чётко определяя раковины в металле или утончившиеся стенки. Проходка одного метра обходится в 7—8 долларов, но затраты себя окупают. Ремонт труб стал «адресным», по выявленным «узким местам», что позволило сэкономить огромные средства и реально продлить ресурс трубопроводов с минимальными затратами.

То же касается и привлечения инвестиций. В «чёрную дыру» под названием коммунальный комплекс банкиры вкладывать деньги опасаются: после концов не найдёшь. А вот когда частный оператор предлагает программу с прозрачным тарифом, конкретными цифрами и сроками достижения результатов, то удаётся не просто привлечь инвесторов, но ещё и организовать конкурс среди банков на право инвестировать в коммунальный комплекс. Потому что банкирам важно одно: чтобы бизнес нормально работал и нормально возвращал вложенные деньги. А коммунальный бизнес — сфера, конечно, не супердоходная, зато устойчивая, с гарантированным спросом.

А как же быть с неплатежами потребителей? Риск, конечно, есть. Физические и психологические маргиналы в обществе будут всегда, считает Никольский, поэтому при составлении тарифного баланса необходимо заранее учитывать, что собираемость платежей будет 95—96 %. Такие платежи, по опыту работы компании, гарантированы, когда расходы жителей на коммунальные услуги составляют порядка 6 % от семейного дохода (имеются ввиду только тепло-водоснабжение и канализация). Если же коммунальные платежи зашкаливают за 20 % семейного дохода, то собираемость падает до 60 %. Отсюда вывод: исправность платежей во многом зависит от благосостояния населения.

Важнейшей задачей частного оператора Никольский считает взаимодействие с населением. Конечно, нанимателем компании является мэрия, однако опираться только на её мнение нельзя, необходима постоянная взаимосвязь с гражданами. Социологические опросы населения («Чем Вас не устраивает качество предоставляемых коммунальных услуг?»), обязательная регулярная отчётность перед обществом — подчёркиваю, не только перед мэрией, а именно перед общественностью. «Новогор-Прикамье» реализует эту отчётность в трёх видах: перед СМИ, перед депутатским корпусом и перед специально созданным Общественным советом по водоснабжению и водоотведению.

М. Э. Никольский:

К сожалению, у нас слабы традиции местного самоуправления. Я считаю, что этот Общественный совет должен вести себя даже более агрессивно: это поможет нам определить «узкие места» в работе.

Активную роль играет и Отдел по связям с общественностью, осуществляющий информационную политику компании.

Впрочем, нельзя впадать в идолопоклонство: и частные компании бывают разные. Одни ведут открытый бизнес, нацелены на прозрачную капитализацию, отделяют собственника (акционеров) от управляющего (гендиректора). Они исповедуют признанный на мировом уровне стиль работы «Sustainable Development» — устойчивого развития. Другие же считают основным занятием эксплуатацию денежного потока, действуя по принципу «После нас — хоть потоп».

М. Э. Никольский:

Такой частный оператор, нацелившийся «тырить мелочь по карманам», даже опаснее МУПа. Поэтому задача мэрии — отдать коммунальные сети не кому попало, а найти цивилизованного частника. Это можно определить даже по косвенным признакам. Если компания раскрывает всю информацию, находит время общаться с населением, отвечает на любые вопросы, то перед вами — Sustainable Development. Если же компания прикрывает все свои действия «коммерческой тайной» — то это как раз частник второго типа. И следует задуматься, доверять ли ему жизненно важную отрасль.

Частный бизнес — отлаженный инструмент, способный вытащить «коммуналку» из прорыва. Но, разумеется, не везде. В крупных городах, куда рвутся многие операторы, между ними можно и конкурс организовать, выставить особые условия и «стрясти» с них что-нибудь в пользу общественности. В небольших городках, менее привлекательных для частных операторов, нужно только одно: не мешать работать тем, кто решился на такой шаг. Есть и третья категория: малые, технически отсталые, удалённые от центра населённые пункты — их коммунальной сфере, увы, по-прежнему суждено неэффективное хозяйствование муниципальных структур.

Докатились: