Киноафиша →

Публикации → Олег Сараев: «Верить в Бога выгодно, а не верить — глупо»

Четыре года остаётся до пуска 4 энергоблока Белоярской АЭС — события, которого наш город ждал много лет. Появление новых рабочих мест, возвращение молодёжи, строительство новых социальных объектов и жилья — вот лишь малый перечень тех надежд, которые связывали зареченцы со строительством нового блока.

Часть работ уже выполнена: завершено строительство КЮТ, проведён газ, построены два жилых дома, но главное, конечно, ещё впереди. Разноцветными огнями должен засветиться Бульвар Алещенкова, необходимо запустить ещё один источник водоснабжения, построить новый детский сад и так далее. Параллельно с этим, в августе 2010 года, началось возведение большого православного храма во имя Покрова Божьей Матери (недалеко от Ленина, 26). Начала этого строительства православные горожане ждали почти девять лет.

Михаил Баканов, Олег Сараев, Андрей Кислицын и отец Николай ответили на вопросы журналистов по поводу строительсвта большого православного храма в центре города

2 сентября состоялась большая пресс-конференция, посвящённая настоящему и будущему нового храма. На вопросы зареченских журналистов отвечали: Михаил Васильевич Баканов — заместитель Генерального директора ОАО «Концерн Росэнергоатом» — директор филиала ОАО «Концерн Росэнергоатом» «Белоярская атомная станция»; Олег Макарович Сараев — председатель Совета, исполнительный директор фонда «Покров», заместитель Генерального директора ОАО «Концерн Росэнергоатом» — управляющий проектом; Андрей Николаевич Кислицын — председатель Попечительского Совета фонда «Покров», глава ГО Заречный; иерей отец Николай — настоятель прихода во имя святителя Николая Чудотворца.

— Решение о строительстве принималось узким кругом или во главу угла ставилось мнение прихожан? Когда выбирали место под храм, учитывалось мнение жителей окружающих домов?

Олег Сараев:

Это было начало «нулевых лет», причём такого критического отношения к церкви в обществе не было как сейчас. Надо сказать, что и на станции мы стали придавать значение тому, что есть верующие люди среди работников и естественно, нужно было бы, чтобы их вера подкреплялась. Мы даже обряд освящения провели, и спасибо Владыке Викентию что в этом участвовал. Была освящена икона на блочном щите 3 блока, который, кстати, успешно работает, как известно. И это не встретило никакого противления. Вот эта спокойная обстановка позволила говорить о том, что Заречному было бы пристойно иметь свой собственный Храм.

В начале «нулевых лет» такого как сейчас критического отношения к церкви не было, эта спокойная обстановка позволила говорить о том, что Заречному было бы пристойно иметь свой собственный Храм

Решение тогда принималось на более волевой основе, потому что мы ещё недалеко уехали от манер обращения в обществе, как-то было… Плохо это или хорошо — теперь не об этом.

Вопрос сооружения Храма был согласован с местными властями и освещён в СМИ. Когда мы закладывали камень в основу Храма, было достаточно большое скопление народа, был проведён молебен, и всё было достаточно торжественно. Нельзя сказать, что всё произошло келейно, и никто ничего не знал. Волеизъявление в этом отношении вполне могло быть проявлено, но оно не состоялось. Это послужило нам подтверждением того, что наше дело праведное и нужно следовать дальше.

Лишь сейчас мы пришли к пониманию, что можем начать строительство, имея полную уверенность, что оно будет завершено

Другое дело, что возникли проблемы с мобилизацией средств. Лишь сейчас мы пришли к пониманию того, что можем начать строительство, имея полную уверенность, что оно будет завершено. В предыдущие годы такой уверенности не было и было бы неправильно, если бы было начато строительство, потом было бы брошено — тогда ни леса не было бы, ни Храма. Сейчас мы пришли к тому, что начало будет сопровождаться концом. Мы приступили к работе быстро и в этом году нулевой цикл должен быть завершён.

Когда мы выбирали место под храм, то вопрос той, развивающейся части, которую называют Южной, был достаточно сомнителен. Потому что продолжение строительства БН-800 не было достаточно уверенно и понимаемо. Это значит, что расширение города в перспективе казалось не очень большим. Поэтому располагать там храм, наверное, можно было бы, но решили этого не делать. Это обсуждалось (не то, чтобы кто-то бумагу написал, объявил…) и это был достаточно длительный процесс. Говорили о том, что Храм, так или иначе должен быть ближе к станции или хотя бы должна быть визуальная связь или некая доминанта. Потом, дальше, где расположить? Может во втором микрорайоне — там возвышенность, вырубить лес со стороны Ленина. Будет красиво. Опять подумали: первый микрорайон застроим, третий, а второй не застроим… А он должен быть застроен. Это предполагало, что будет вырублен лес, который сейчас стоит. Подумали, что нельзя делать город как «кулак», потому что потеряется ощущение его протяжённости и как бы дружбы с природой. Тогда решили, что ни в коем случае второй микрорайон вырубать не будем. Только если вдруг начнётся развитие промышленности, приток населения — тогда придётся что-то делать. Но в этом случае Заречный будет уже не Заречным, это будет просто промышленный город. Не то что это плохо, а потому что это будет. Но зачем это придвигать, будучи нетвёрдо уверенным, что так будет? Поэтому второй микрорайон был оставлен.

Что осталось? Осталась «косынка», с которой не знали что делать. Предложения были построить там деловой центр, был сделан проект в современных манерах — стекло, алюминий. Но он был совершенно неподъёмный, не нашлось того, кто мог бы его построить. Были рассуждения насчёт какого-то культурно-развлекательного центра, но это были менее угодные варианты. Строительство церкви здесь более соответствовало усредненному представлению приемлемости такого решения. Вот те основы конца 90-х годов и начала 2000-х.

— С тех пор, с 90-х, происходило ли изменение проекта Храма, предусматривающее дополнительную вырубку насаждений? Кто выбирал сам проект?

Олег Сараев:

Земля эта выделена в аренду епархии, которая является заказчиком-застройщиком. В епархии рассматривалось два варианта храма, один из которых был благословлён владыкой Викентием. Это тот храм, который мы и собираемся строить.

Андрей Кислицын:

Сам проект в качестве проектных материалов и эскизов появился около года назад. Принципиально было выбрано место. Принципиально, в соответствии с зонированием территорий и изменяющимся законодательством были приняты правила землепользования и застройки, которые неоднократно проходили публичные слушания.

Правила землепользования и застройки были приняты в соответствии с законодатеьлством и неоднократно проходили публичные слушания.

План благоустройства проходит на стадии проектирования, также определяются варианты подъезда, размещения транспортных средств. С учетом того, что есть проблема со стоянками и была соответственно выполнена транспортная схема. При этом с улицы Ленина организовать подъезд невозможно. Подъезд с точки зрения безопасности дорожного движения был организован с улицы Курчатова. Озеленение проектом предусмотрено.

Под вырубку попало 77,3 м³ древесины. Дровяная древесина (56,6 м³) реализовывалась населению, вплоть до того, что были наколоты дрова и все желающие могли их приобрести. Вот. Оставшиеся 20,7 м³ — это, так называемая, «дымкованная» древесина, которая имеет гораздо более низкое качество.

Михаил Баканов:

Разве только это место вырубалось, и будет вырубаться? Я живу на Ленинградской,15, часть южной стороны, куда выходят окна моей квартиры, выходят на лесопарковую зону. Года три назад уехал в отпуск. Приезжаю, весь лесопарк, около гектара леса, вырублен. И сейчас на этом месте стоит «свечка». Таких примеров достаточно много. Нужно учитывать то, что любое богоугодное дело всегда идёт с трудом. Храм строится уже 9 лет — это значит на самом деле, что это дело угодное Богу.

— Ходят слухи, что на территории храма будут построены некие постройки для обучения приезжих детей богатых родителей. Будет ли там отдельное здание?

Андрей Кислицын:

Слухов масса, слухов всяких… Земля выделена под культовые сооружения. Любые другие попытки использовать этот земельный участок не в соответствии с назначением преследуются по закону. Обращений и намерений строить там что-то другое нет. Сегодня земельный участок выделен только под строительство храма и объектов благоустройства. Хотя принципиально… Пансионат — не пансионат… А что в этом плохого, если кто-то захочет возить в Заречный детей учить?

Земельный участок выделен под культовые сооружения, любые попытки использовать этот участок не в соответствии с назначением преследуются по закону

— В чём конкретно заключается роль Концерна, Белоярской АЭС в строительстве этого храма? И по стоимости вложения средств, и в какой срок он будет завершён?

Олег Сараев:

Роль Концерна заключается в том, что он ведёт интенсивную благотворительную деятельность. Это касается и Троицко-Сергиевской Лавры, Саровской обители в Нижнем Новгороде и других объектов. Во всех городках, где расположены атомные станции, включая совершенно отдалённую Билибинскую станцию, есть храмы. К стыду, нет храма в Заречном. Храма в том смысле, что к нему Росэнергоатом ещё не приложил свои благотворительные помыслы.

Сметная стоимость проекта храма в Заречном — около 150 миллионов рублей

Сметная стоимость проекта храма в Заречном около 150 миллионов рублей (правда, без внутреннего убранства) и я думаю, что всё будет сделано за счёт благотворительной помощи. На те суммы, которые необходимы для нулевого цикла, концерн уже оказал благотворительную помощь.

Теперь по поводу сроков. Неприлично было сооружать храмы в короткие сроки. Деньги на него стоило бы собирать и с прихожан и со всех тех, кто считает это дело благим. На это уходило достаточно много времени. С другой стороны, множество храмов были разрушены, и благое намерение их восстановить в короткие сроки совершенно правильно. Мы подумали о том, что если бы мы всё же сделали эту церковь, допустим, ко времени энергопуска 4 блока, освятили бы, то это было бы большим достижением и хорошим свидетельством того, что наши намерения были правильными.

Михаил Баканов:

Участие Белоярской АЭС пока, может, не такое широкое, как требовалось бы, но оно существует. Строительство началось только в этом году и в этом году мы оказали финансовую благотворительную помощь в размере одного миллиона рублей. План благотворительности мы формируем загодя, и это не было запланировано. На следующий и последующие годы мы намерены оказывать финансовую благотворительную помощь всё больших размеров.

Кроме того, мы оказываем техническую помощь, разработали ряд вспомогательных проектов сетевого, электросетевого хозяйства, коммунального хозяйства. Сейчас наши люди прокладывают новую трассу кабеля и не только для храма, но и есть возможность решить другие проблемы посильного характера.

— Тенденция возрождения христианских храмов, веры, так или иначе, пропагандируется по всей нашей стране. Причём нельзя сказать, что это экспансия, но довольно явная тенденция сверху. С чем это связано?

Олег Сараев:

Ну, мы же продолжаем жить во время перемен. При советской власти (я не буду говорить о её достоинствах), но я совершенно точно знаю, что любой гражданин мог твёрдо планировать своё будущее на десяток и более лет. Сегодня любой гражданин в обществе не может планировать свою жизнь глубже, чем на год. Общество неустойчиво, оно не даёт уверенности в будущем и поэтому, если, например, церковь это может дать — эту уверенность, и в церкви можно найти утешение или хотя бы надеяться на то, что утешение может быть, то это уже благое дело. Мало того, это не обман. Потому что нельзя обманывать то, чего не понимаешь.

Вот у меня, может, циничное такое отношение, может я не такой глубоко верующий (отец Николай меня поправит), но я могу сказать, что верить в Бога выгодно. А не верить в Бога глупо. Совершенно глупо. Поэтому лучше туда прислониться.

Вера в Бога, по сути, генетически заложена в нас. В конце концов, мы же знаем, если бы христианские заповеди соблюдались, то не надо было бы уголовного кодекса, ни других правил, которые являются компенсацией тех грехов и недостатков, которые допускает человек. Причём компенсации совершенно неоднозначные и не совсем полезные. Поэтому лучше прислониться к Богу. И если церковь помогает этому, то надо содействовать её укреплению.

Церковь… Неверие в неё… Ни одна властная структура за две тысячи лет не была настолько устойчивой и даже сравнимой с устойчивостью христианства, несмотря на всю критику церкви, которая поддерживается возбуждёнными головами. Но вера христова будет стоять, Храмы будут восстанавливаться и строиться. Одним из этих храмов будет Храм города Заречного. Храм достаточно величественный, к нему будут тянуться люди по разным причинам. Некоторые по прямому назначению, другие пойдут в Храм, чтобы получить какое-то внутреннее согласие. Кроме того, не все люди ещё попадали в такие ситуации, когда им хотелось бы что-то испросить, чтобы спасти себя. Но последним прибежищем, даже если человек не верил ни во что, всё равно будет Бог.

Докатились:

http://dvt-spb.ru/ пресс-ножницы комбинированные. Пресс ножницы комбинированные.