Киноафиша →

Публикации → Праздник смутного времени

Чудачества государственной думы удивляют многих. Вероятно, депутатам просто нечем заняться… По серьёзным, жизненно важным для страны вопросам им остаётся лишь «подмахнуть» да приложить печать к той бумажке, которую им вбрасывают правительственные чиновники. А поскольку всё время кричать «одобрям» надоедает, то и пытаются, видимо, слуги народа для разнообразия выискивать проблемы «с потолка» — и уж тут-то резвиться от души.

Чем иначе можно объяснить перенос праздничных дней? После Нового года вся Россия чуть не полмесяца будет «бухать» до посинения. А потом, придя на рабочие места с трясущимися руками и слезящимися глазами, пытаться со злого перепою чего-то там производить.

Зато день Конституции 12 декабря отменили. И это символично! Смешно отмечать день Основного Закона России, когда сам этот Закон попирается в открытую — хотя бы той же отменой выборов губернаторов. Назначение президентом глав субъектов не соответствует федеративному устройству, и Российская Федерация по сути перестаёт быть Федерацией. Значит, ещё и название страны придётся менять?

А отмена праздничного дня 2-го мая — это вообще удар в спину продовольственной программе, которую россияне из «глубинки» всё ещё выполняют на собственном огороде. Может, в больших городах с приличным уровнем зарплаты про это давно забыли, но провинциальная Россия до сих пор не покинула свои «шесть соток».

И уж совсем дико выглядит перенос праздничного дня 7 ноября на 4 ноября. Праздновали смуту 1917 года, теперь будем праздновать смуту 1612 года — в чём разница? Как утверждают историки, это была такая же гражданская война. А то, что под горячую руку попались поляки, засевшие в Китай-городе, и их шуганули оттуда — так это просто рядовой эпизод смуты! Вот какие сведения приводит исследователь-историк Александр Фролов (газета «Советская Россия»).

В 1605 году, когда странной смертью скончался царь Борис Годунов, а бояре убили его наследника Фёдора, на престол взошёл самозванец Лжедмитрий I (Григорий Отрепьев). Он был коронован по всем правилам, признан народом, а отряд поляков-наёмников, пришедший с ним, играл скромную роль личной гвардии. Через год заговорщики, возглавляемые князем Василием Шуйским, убили Отрепьева.

Кстати, сколько царей и наследников престола России были заколоты, задушены, отравлены — а искусственные слёзы льют почему-то по одному Николаю II. Или дело в том, что тех царей «мочили в палатах» свои же вельможи-царедворцы, и эти разборки в высшем обществе считались нормой жизни, а тут — на Николая II — вдруг посмела поднять руку чернь, всякие там смерды и холопы? Оттого и призывают теперь нас всех «к покаянию»?

Итак, Шуйский, убив царя, сел на престол. Но страну взнуздать не сумел, и для укрепления шаткой своей власти пригласил на Русь войска наёмников-шведов. Не помогло. В селе Тушине (Подмосковье) собрал приверженцев новый Лжедмитрий II (по кличке «Тушинский вор»). При поддержке переметнувшихся бояр он сформировал в Тушине новую столицу, альтернативный царский двор и даже дублирующий патриархат. Целые толпы придворных перебегали из Москвы в Тушино и обратно — в зависимости от того, кто им сулил больше выгоды.

Пользуясь раздраем в России, польский король Сигизмунд объявил, что Шуйский и Лжедмитрий II — оба самозванцы, а вот он сам с сыном Владиславом — прямые потомки легендарной русской династии Рюриковичей. Потому они имеют больше прав на престол России, чем «Тушинский вор» или князь-цареубийца. В 1609 году поляки осадили Смоленск.

Оба противоборствующих русских лагеря тут же послали полякам делегации, чтобы оговорить условия вступления на престол Владислава, а заодно выторговать льготы для себя. Преданный дружками, Тушинский самозванец бежал в Калугу, набрал новые войска, атаковал Москву с юга и захватил село Коломенское.

На переговорах стороны решили: своих «лжецарей» одновременно низложить, ляхов изгнать и начать выборы нового царя. Одна сторона уговор выполнила: Василий Шуйский был низложен. А вот хитрая клика Лжедмитрия II своего «царя» сохранила. Дабы прекратить бардак, Москве пришлось срочно бить челом Владиславу и присягнуть ему, как законному царю, но он побоялся ехать в Россию. Власть временно взяла на себя Московская боярская Дума (Семибоярщина). Это она и пригласила для поддержания порядка ограниченный контингент польских войск (ну, примерно, как советские войска позднее были приглашены в Афганистан).

На Руси началась война всех против всех: половина присягнула Владиславу, половина — Лжедмитрию. Хотя Лжедмитрий II в результате спецоперации был убит, смута продолжалась: «ограниченные контингенты» поляков и шведов, а также коалиции русских бояр и казаков гонялись друг за дружкой. Тушинские казаки, сговорившись с Псковом, спешно заявили нового царя — Лжедмитрия III (Сидорку) и сформировали «ополчение-1». В Нижнем Новгороде гражданин Минин и князь Пожарский набрали «ополчение-2», временно заключив союз со шведами и выступив как против Семибоярщины и поляков, так и против тушинского «ополчения-1».

В итоге Москву обложили оба ополчения: с юга — «ополчение-1» под руководством князя Трубецкого, с севера — «ополчение-2» Минина и Пожарского.

22 октября 1612 года казаки из «ополчения-1» (а вовсе не Минин и Пожарский!) штурмом взяли Китай-город. Осаждённый Кремль после этого держался ещё месяц: его голодные защитники съели всех лошадей, собак, кошек, ворон, началось людоедство. Наконец, сдалась боярская Дума, за ней капитулировал гарнизон «ограниченного контингента польских войск». «Ополчение-1» и «ополчение-2» разными маршрутами вошли в Кремль. Но это было уже 27 ноября. Новым царём стал Михаил, сын тушинского «альтернативного патриарха» Филарета из «ополчения-1» — так началась династия Романовых.

Теперь — вопрос: если Москва была освобождена от поляков 27 ноября по старому стилю, а 22 октября прошла лишь обычная войсковая операция по штурму Китай-города «ополчением-1», то что же теперь наша современная «боярская дума» предлагает нам праздновать 4 ноября по новому стилю? Разгар Смутного времени? Чем же тогда этот праздник лучше 7 ноября?

Докатились: