Киноафиша →

Публикации → Закрывают плотину

На недавней встрече с журналистами Николай Николаевич Ошканов заявил, что проезд по плотине будет закрыт.

Он сказал, что первоначально на ремонт дорожного полотна планировалось затратить полтора-два месяца, но при более внимательном изучении ситуации оказалось, что на строительство уйдет не менее года. При всей моей обывательской безграмотности, позволю себе усомниться: два года потребовалось на возведение плотины (с 1956 года велись работы: приходилось в числе прочего взрывать скалы, возводить бетонный водосброс, а уже В 1958 году Пышму перекрыли готовым сооружением), так неужели на то, чтобы снять и переложить асфальт необходим целый год? Вспомним хотя бы экспресс-ремонт Ленинградской. А ведь тоже говорили тогда — надо много времени, да и вообще — не положено это, там же стройплощадка.

А если с визитом на станцию соберётся губернатор, опять будем двое суток вкалывать как проклятые? Или ну его, пусть объезжает? А может нашему городу уже не стоит боятся визитов высоких гостей?

Хотя я отвлекаюсь, а ведь история-то интересная.

Посетовав на техническую сложность ремонтных мероприятий, Николай Николаевич принялся за автолюбителей, машины которых и испортили родине двести метров первоклассного асфальта. А всё ведь из-за автодороги федеральной. Подошла, значит, к самому городу, теперь катись — не хочу! А в былые-то времена какая красота! Две машины в день и те — автобус на пионерлагерь туда и он же обратно.

И вот вспоминается мне, как раньше (этак в начале прошлого столетия) подводили к домам простых смертных электрические провода. Дело-то конечно хорошее, но вот беда: лампочки в домах трудящихся под лучинкой в красным углу рядом с образами хоть век бы пролежали целёхоньки, а тут ведь меняй их каждый раз, когда перегорят! И чёрт бы её побрал мою фантазию, но рисуется в голове электрик, скажем, дядя Коля, который приходит в такой вот электрифицированный дом, вертит сгоревшую лампочку и, красуясь перед не шибко-то образованным народом, говорит о широком масштабе работ и о сложной конструкции устройства… А потом кладет лампочку в карман, незаметно вынимая сгоревший предохранитель, и вручает хозяевам несколько лучинок. Со мной, мол, не пропадете.

А плотину, кстати, закрывают совсем. В смысле — навсегда. Об этом было сказано в конце встречи.

«Мостик» (уменьшительно ласкательная форма здесь вовсе не для иронии — так и было заявлено: «мостик») построен будет, но только для спецслужб (и опять же поймите меня правильно: я о пожарных, милиции и скорой).

Что закрытие плотины означает для жителей и во что оно, с позволения, выльется? Несложно подсчитать. Меньше всего (относительно, конечно), как это не странно, потеряют люди, ездившие в Екатеринбург на собственных автомобилях. На сколько увеличится путь — им знать лучше, они, я надеюсь, напишут ещё об этом в комментариях.

Больше всего пострадают те, кто добирался до областного центра «на перекладных».

Рассмотрим вопрос более детально. Если раньше можно было просто выйти на угол города (к «Блинной») и поймать попутку (или маршрутку) соответственно за 2—10 или 10—40 минут (хотя, надо признать, народ предпочитал попутки) и доехать до ЖБИ менее, чем за 30 (ну ладно-ладно, пусть будет 40) минут, то теперь придётся либо покупать заранее билеты на автобусы, либо искать новое место для «ловли» попуток. Вариант с маршрутками, в принципе, остаётся. В итоге — потеря времени. Солидная (учитывая путь): от 20 минут до часа (и это в расчёте на то, что мост через Пышму будет исправен).

Дорога обратно. Если раньше можно было сесть на электричку, доехать до Брусян, пересесть на попутку и добраться до дома в сумме за полтора часа ровно, то теперь придётся выкладывать полтинник и трястись в газели (или того хуже — в каком-нибудь ЛАЗе) примерно столько же времени. Итог — времени потеряли до 20 минут (это если раньше на газельках катались), а вот денег — до полтинника.

Итак, за год человек, который работает или учится в Екатеринбурге, из-за закрытия плотины теряет (вдумайтесь в это!) от 80 до 330 часов своего времени и до 12500 рублей! Если учесть, что по некоторым подсчётам в Екатеринбург ездит несколько (по самым радикальным — пять) тысяч человек в день, мы получаем до 60 миллионов рублей и до (следите за руками) (330 потерянных рабочих часов × 5000 человек) ÷ (24 часа × 250 рабочих дней в году) = 275 рабочих «человекогода» в потерях.

Стоит ли оно того?

PS. 25 октября 2008 года, когда я перечитывал эту статью, я обнаружил, что в формулу, что расположена строчкой выше, вкралась неточность: если мы желаем узнать число потерянных рабочих человеколет, в формуле вместо 24 часов следует использовать 8, поскольку нас интересует именно рабочее время. В результате этой поправки значение потерянных рабочих человеколет возрастает до совсем уж сумасшедших 825.

Докатились: