Киноафиша →

Пресса о нас

23 октября 2008 года
Пятница № 42 (1483)

Заречный: реалии «феодально-бабайского» строя

Продолжение нашумевшей статьи «Нужна ли Заречному оппозиция?» (первую публикацию читайте в «Пятнице» от 31 июля 2008 этого года). Автор, основываясь на полученных данных, делает вывод, что Заречный стоит на весьма примечательном этапе своего развития — формировании своего рода феодальной пирамиды. Или, по определению самого автора — «феодально-бабайских» отношений.

Три абзаца до…

Работа над второй статьёй по теме «Нужна ли Заречному оппозиция?» проходила гораздо тяжелее, чем над первой. Народ даже начал интересоваться: неужели, дескать, так надавили, что решил отказаться от продолжения? Спешу успокоить: какого-либо серьезного давления со стороны «сильных города сего» я не испытывал, хотя, конечно, комфортности при получении информации стало заметно меньше. Но это мелочи.

Между тем, причины для затягивания в работе были. Во-первых, тема такая, которая требует вдумчивого подхода, а газета — это своего рода интеллектуальный конвейер, который отбирает всё время, как рабочее, так и свободное. Так что искал возможности работать над второй статьёй об оппозиции вопреки заедающей текучке. Во-вторых, отзывов было так много, и так много народ озвучил своих мыслей по данному поводу, что потребовалось время на их сортировку и осмысление. Особая, кстати, благодарность городскому форуму z-city.ru, где статья получила активное продолжение в виде обсуждения участников форума. Мнения многих участников дискуссии удачно наложились на те интервью, которые я провёл, готовя тему, что также потребовало определённого времени на осмысление.

Зато в конечном итоге получился такой анализ темы, что по сути можно говорить уже не столько об отдельном продолжении статьи про оппозицию, сколько о создании целой теории оппозиции в Заречном. С этой точки зрения я и решил подойти к работе над продолжением материала. И есть опасение, что нынешняя публикация тоже отнюдь не последняя — как выяснилось, слишком актуальную мы тему затронули…

Что хотели и что получили?

Напомню, что в первой публикации мы большей частью исследовали исторические истоки зареченской оппозиции. Выяснилось несколько моментов, как то: при Леонтьеве оппозиция была, и она составила яркую конкуренцию действующему мэру на выборах в 1996 году. И хотя она проиграла, но победитель сделал необходимые выводы (достаточно вспомнить, насколько обновился правящий кабинет после выборов). При Олексине оппозиция достигла такой силы, что фактически можно говорить уже о формировании «народного фронта», который смёл действующий кабинет досрочно. Пример Олексина весьма, на мой взгляд, показателен: если появляется консолидированная оппозиция, то власть обязана считаться с ней — и это хорошо, поскольку появляется альтернативная конкуренция на политическом пространстве города. Если же власть игнорирует консолидированную оппозицию, то это чревато последствиями прежде всего для самой власти.

И отсюда ещё один очень важный вывод: беседы об оппозиции в нашем городе — это отнюдь не праздные фантастические разговоры, это вполне обоснованная и насущная тема, необходимость которой доказана зареченской историей. Победив на выборах 2003 года на волне «народного антиолексинского фронта», Андрей Кислицын в первые три года своего правления просто был обречён не иметь какого либо консолидированного противовеса, поскольку строил свою политику на принципах примирения, как с Думой, так и с БАЭС.

В итоге мы получили уникальную для постсоветского Заречного ситуацию, когда на последних выборах Главы не нашлось ни одной более или менее равнозначной правящему кабинету силы, способной выдвинуть альтернативного Кислицыну претендента на кресло градоначальника. Тем более, что Белоярская АЭС тоже поддержала действующего мэра, обеспечив ему выход на второй срок «царствования».

В отсутствии оппозиции мы получили ситуацию, когда официальной власти просто стало некого бояться. Далее, если проанализировать, А. Н. Кислицын действовал вполне логично, исходя из логики «самодержца». Прекрасно понимая, что голая политика, не подкрепленная экономическими возможностями — это по сути есть «мыльный пузырь», он начинает выстраивать экономическую основу своей власти, раздавая сторонникам «во владение» прежде всего коммунально-хозяйственную сферу и земельные наделы. Тем самым он убивает сразу, по крайней мере, двух зайцев: появляются деньги, способные поддержать его правление, и появляются «олигархи», которые готовы поддерживать его во власти.

Рождение феодально-бабайской пирамиды?

Я не склонен эту ситуацию подавать с отрицательным акцентом — на самом деле Кислицын логически поступает так, как, возможно, поступило бы большинство правителей, не имеющих на территории какого-либо сильного противника в виде оппозиции. Он укрепляет свою власть и формирует «дворянское сословие», на которое всегда может опереться. Не нужно забывать и тот факт, что к власти в 2003 году А. Н. пришёл почти без команды и вынужден был рекрутировать специалистов, которые достались ему от Олексина. Правда, прошу не путать «рекрутов» с «дворянами» — в нынешних почти феодально-бабайских реалиях Заречного это два совершенно разных сословия.

В том, что А. Н. почти беспрепятственно формировал на территории удобную для себя политическую, экономическую и информационную среду, виноваты, скорее уж, те самые силы, которые, имея возможность сформировать альтернативную оппозиционную команду, только оторопело смотрели на действия градоначальника. И вместо того, чтобы консолидироваться, ругались между собой. Кто-то попытался войти в новую городcкую элиту, но был отброшен за ненадобностью, кто-то отошёл сразу, предпочтя уйти в тень «до лучших времён», а кто-то, даже не получив прописку среди нового «дворянства», всё равно взялся активно строить вместе с действующей властью светлое будущее, справедливо полагая, что худой мир лучше доброй ссоры.

Что в итоге мы имеем? Вот только несколько из множества достаточно эмоциональных высказываний, с которыми мне довелось столкнуться в процессе подготовки материала.

Депутат Константин Дубровский:

Складывается ощущение, что у нас, как в Италии, мафиозные кланы захватили город. И никому дела нет, что бюджетные деньги уходят сотнями миллионов непонятно куда…

Участник форума z-city.ru Andrey:

Приближенная к Главе группа лиц на лексусах едут в Заречный за деньгами, в том числе, полученных на горячей воде. Тысячи зареченцев на автобусах едут из Заречного на заработки, а когда возвращаются, то помыться не могут.

Депутат Евгений Добродей:

Город наш стал даже хуже, чем при Олексине. Оранжевые столбы уже выцвели, невразумительные объяснения со стрижкой газонов, разваленный детский садик, затянувшаяся реконструкция библиотеки. По сути, если разобраться, то особо в заслугу нынешней власти поставить и нечего. Если есть плюсы, то причина в общем улучшении ситуации в стране. А ведь даже в безденежные времена была запущена шикарная художественная школа, две церкви построили. Сейчас же денег в городе как у дурака фантиков, а у нас всё в разрухе. Зато определенные дела по разделу муниципальной собственности проделываются так, что даже при очень серьезном расследовании вычислить это сложно.

Теперь вопрос: насколько отличалась бы ситуация, если бы в городе существовала консолидированная оппозиция? Такая бы оппозиция, которая имела бы достаточно ресурсов, чтобы не только критиковать власть (хотя и это положительный момент), но постоянно отслеживать тенденции жизни города, активно выступая там, где действия властей идут вразрез со стратегическими интересами Заречного.

Формирование нового «дворянства»?

Понятно, что на сегодняшний день официальную власть у нас прежде всего олицетворяет фигура Главы — А. Н. Кислицына. «Действительно, на сегодня власть наиболее сконцентрирована на Кислицыне, — размышляет депутат Евгений Логунцев (кстати, хороший специалист в теории управления). — С одной стороны он является председателем Думы, с другой стороны он имеет влияние и контроль над главой администрации, а через него на всю администрацию. При необходимости, имея такие рычаги, можно провести через Думу практически любое решение, методов тут много».

Между тем, не всё так просто. К концу своего первого срока правления Глава собрал в своих руках политическую власть, но на экономическом поле ему противостояла другая сила, не менее (а, скорее, более) экономически вооружённая, нежели правящий кабинет муниципальной власти. Разумеется, я имею в виду градообразующее предприятие — Белоярскую АЭС. Главная задача для Андрея Кислицына была, как я сказал выше — создать экономическую основу своей власти, чтобы не быть «мыльным пузырём». Поначалу он действовал очень осторожно (хотя и вполне целеустремлённо), посему почти весь первый срок больших столкновений с БАЭС не происходило. Но ближе к выборам декабря 2007-го аппетиты создаваемого «дворянства» разрастались, и здесь зареченский градообразующий «медведь» заворочался.

Действительно, ряд моментов муниципальной политики не могли не оставить безучастным руководство БАЭС, например судьба тех объектов и земель, к которым станция имела то или иное отношение, но которые оказались либо уничтоженными, либо на грани уничтожения. Достаточно вспомнить тепличное хозяйство, городскую котельную, земли под коттеджный поселок в микрорайоне «Солнечный» и т.д. Городская котельная после того, как была передана муниципалитету, не столько даёт тепло (она фактически постепенно разваливается), сколько повод для политических интриг; тепличное хозяйство муниципальными властями целенаправленно подведено к банкротству, в прямом смысле развалено и передано под коттеджную застройку предприятию, которое контролируется местными «олигархами»; микрорайон «Солнечный» стал предметом откровенных махинаций со стороны весьма туманных личностей, которых также «пригрел на груди» Глава города.

Итак, на севере от города «градообразующий атомный медведь» заворочался… Не могу не отметить, что именно Белоярская АЭС в своё время стала той определяющей силой, которая сыграла главную роль в победе оппозиции при Олексине. Возможно, что и первые четыре года «царствования» Кислицына оказались для Заречного максимально стабильными во многом именно по той причине, что муниципалитет и станция жили в мире. Поневоле возникает вопрос: может быть, оттого и не было почвы для каких-либо оппозиционных настроений, что две основные силы в городе находили общий язык? Впрочем, обстановка взаимоотношений муниципалитета и БАЭС есть тема сама по себе настолько важная, что требует отдельного разговора, который мы, надеюсь, продолжим в рамках данного цикла публикаций.

Пока же я упоминаю станцию лишь для того, чтобы подчеркнуть, что нынешняя ситуация во власти развивается на фоне некоего пробуждения градообразующего предприятия после спячки первых четырёх лет правления нынешнего кабинета Главы. Вспомните, ведь ещё меньше года назад директор БАЭС поддержал Андрея Кислицына во время декабрьских выборов 2007 года. Правда, кроме действующего мэра там и поддерживать особенно некого было, однако ж станция вполне могла обеспечить выдвижение реально альтернативной фигуры, но не сделала этого. Ошибка и недальновидность Николая Ошканова? Или ситуация октября-ноября 2007 года была более сложной, нежели мне кажется? Думаю, это один из тех вопросов, на которые ещё предстоит поискать ответы… А пока попытаемся понять, что же нынче происходит в горизонталях власти Заречного. Непосредственно же во власти обозначилось несколько моментов, на которые стоит обратить внимание с точки зрения темы «оппозиции».

Кризис власти?

Расщепление полномочий Главы на две составляющие (функции «президента», которые остались за Андреем Кислицыным, и функции «премьера», которые возложены на Владислава Быкова) вызвали процесс расщепления и всей местной власти. Столь сложные процессы в муниципалитете не могли пройти безболезненно, однако ставка Андрея Николаевича на создание собственной элиты «дворян-олигархов» (куда из чиновников администрации почти никто не вошёл) явно не привела к консолидации правящего кабинета. А ведь это команда, команда профессионалов-управлецев, команда достаточно сплочённая, несмотря на отдельные и порой весьма противоречивые разногласия между отдельными группами.

Такой вот клубок политических проблем пал на голову новому «премьеру» в лице Быкова. Пока на подобные проблемы он, скорее всего, не обращает большого внимания — на фоне свалившихся хозяйственных забот ему просто не до политических страстей — однако постепенно ему придется заниматься и этим, и тут уж остается только размышлять, чью сторону займёт Владислав Анатольевич. В том случае, если ему дадут возможность войти в слой новой городской элиты, это один расклад для размышлений. Если же его будут держать за «зиц-председателя», то другой расклад. Опять же не стоит сбрасывать со счетов «атомного медведя», который, скорее всего, наблюдает за ситуацией и внутри администрации города.

В целом же, пытаясь оценить позицию В. А. Быкова, все опрошенные мной аналитики либо осторожничают, либо их мнения крайне расходятся. Между тем, могу от себя поделиться своими первыми впечатлениями по поводу «премьера» — это фигура, за которую стоит побороться. И хотя он открыто пока не претендует на участие в большой политике, в нём чувствуется потенциал не только хозяйственного руководителя, но и серьёзного политика.

Вторая знаковая фигура нынешней власти — Сергей Мальцев. Человек, умеющий удивлять, достаточно вспомнить две его неожиданности в 2000-м году, когда он сначала снял свою кандидатуру с выборов на должность Главы (при практически 100-процентном выигрыше), а затем неожиданно поддержал Юрия Олексина. Не так давно Сергей Петрович удивил снова, открыто выступив против Главы. Некоторые аналитики склонны сомневаться, что Мальцев хочет стать игроком на сегодняшнем политическом поле Заречного (дескать, его время ушло), однако, по моим данным, определенные весомые фигуры Заречного имеют намерение «поддержать Петровича» в его принципиальной самостоятельности. И в этом есть резон, если вспомнить, что Сергей Мальцев повидал на своей должности много всяких мэров, и на сегодня является, пожалуй, лучшим специалистом администрации, безусловно, имеющим влияние на всю команду. Специалистом, который при Кислицыне оказался, по сути, вне команды, министром без портфеля. Другое дело, что не могу понять: нужно ли самому Мальцеву что-то менять в своём положении или его это устраивает?..

Итак: Что же собой представляет нынешняя власть? Подведём некоторые итоги… 1. Кислицын пришёл в администрацию без своей команды. 2. Он не стал вводить своих людей в администрацию, он принял решение иное: стал создавать команду на стороне, передавая ей активы не столько политические и социальные, сколько материальные. 3. Администрация в связи с вступлением в силу нового Устава города начала болезненный процесс деления между Кислицыным и Быковым. 4. Быков пока остаётся «тёмной лошадкой» на политгоризонте Заречного. 5. Мальцев на том же горизонте — «кот в мешке». 6. За политическом горизонтом к северу от Заречного всё явственнее ворочается градообразующий «атомный медведь», которого всё сильнее раздражают формирующиеся в городе «феодально-бабайские» отношения, влияющие как на его экономику, так и на жизнь простых жителей Заречного.

Продолжение следует?

Тут я опять имею желание закруглиться, поскольку то, что ожидает читателя в будущих публикациях, требует некоторой паузы. Тем более, что речь пойдёт уже конкретно о тех силах, которые на сегодняшний день имеют потенциал стать центром консолидации оппозиции. Больше того, тщательный анализ этого списка позволил прийти ещё к одной интересной мысли (так сказать, перспективному ответвлению от общего направления размышлений): формирование новой политической конфигурации Заречного идёт многослойно. С точки зрения оппозиции формируется сразу несколько слоев, например, «силы прорыва» и «силы прикрытия».

Удивительно, но даже начинают формироваться зачатки определённой идеологии, на которую может опираться как действующая власть, так и оппозиция. В любом случае, вскрываются весьма любопытные пласты происходящих в городе событий, звучащих мыслей. Но это уже то, что я в самом начале статьи и в заголовке назвал «Теорией оппозиции». Так что, ежели доживём, то до встречи.

С. Гончаров

Докатились: